Продолжение. Начало в № 374.

Доказательства

КОГДА СЕРГЕЯ задержали сотрудники ДПС, никаких вещей из украденного, которые перечислила ограбленная заявительница Елена Иващенко, при нём не было. Любопытная деталь: как рассказала в суде Иващенко, через несколько минут после её звонка в полицию и сообщении об ограблении, к дому, где она снимала квартиру, подъехал сам лично начальник отдела уголовного розыска Шалда, и вместе с ним они искали похищенное, но не нашли. Подъехавшая через некоторое время следственная группа также осмотрела окрестности места происшествия, но тоже ничего не нашла. И только спустя несколько часов, когда закованного в наручники Мурашова привезли на место, которое он якобы согласился указать полицейским, стражи порядка обнаружили… две купюры по тысяче рублей, банковскую карту и ключи.



Примечательно, что сразу после ограбления Иващенко сказала, что в сумке, которую вырвал из её рук грабитель, были телефон, паспорт и 2 тысячи рублей (какими именно купюрами, полицейский не поинтересовался). То есть перечень украденных вещей «пополнился» банковской картой и ключами, причём банковская карта была зарплатной с тиснением названия предприятия, на котором Иващенко уже несколько месяцев не работала. В суде она пояснила, что картой не пользовалась, но взяла с собой, чтобы… «закрыть в банке». Удивительно, что в её сумке не оказалось карты Сбербанка, на которую перечислялась зарплата АО «Тандер» («Магнит»), где на тот момент работала Иващенко. Удивительно также и то, что две тысячные бумажки пролежали рядом на земле четыре часа, при том, что в этот вечер порывы ветра по данным метеослужбы достигали 14 метров. Ещё более удивительно, что и банковская карта, и эти две купюры, будучи вещественным доказательством, были отданы Иващенко. Деньги, как она пояснила суду, были ею потрачены. Ну а то, что ни с купюр, ни с банковской карты в ходе следствия не были сняты отпечатки пальцев – уже и не удивляет. А вот телефона, главной и куда более тяжеловесной ценности из похищенного, на месте не оказалось…


Свидетель обвинения, он же – грабитель Филатов

Телефон «всплыл» почти полгода спустя. Его обнаружил оператор сотовой связи по уникальному идентификационному номеру (IMEI) по запросу правоохранителей. Выяснилось, что всё это время он находился во владении у гражданина Филатова. Гражданин Филатов дважды (в 2016 и в 2017 гг.) привлекался к уголовной ответственности за кражу и грабеж. Но оба раза ему удавалось уговорить потерпевших пойти на примирение, возместив им немалые суммы, в том числе и в качестве морального вреда. Как рассказала нашему корреспонденту одна из пострадавших, согласиться на примирение сторон её убедили сотрудники полиции, о чём в свете драматической истории с Сергеем Мурашовым она очень сожалеет. Филатов грабил её в аккурат на следующий день, то есть 25 мая 2017 года, примерно в то же время и в том же районе, где ограбили Иващенко. (Задержать его удалось случайно: неподалёку оказался сотрудник полиции в гражданском, он видел, как тот вырвал пакет из рук женщины, и побежал за ним. Убегая, Филатов споткнулся и упал). То есть параллельно со следствием по Мурашову шло следствие и по Филатову, но обнаружение у него украденного телефона и нелепые объяснения следователя Доценко никак не напрягли. Снисходительность правоохранителей, проявленная к Филатову, наводит на очень невесёлые мысли. При этом Филатов в суде над Мурашовым выступал в качестве свидетеля… обвинения! На вопрос, задерживался ли он 25 мая 2017 года сотрудниками полиции, и с чем это было связано, он ответил: «Видимо, какое-то помешательство на меня нашло, я у девушки пакет выхватил, но я признал свою вину, мы с нею заключили мировую как бы, я сознался, всем всё показал и даже бежать не стал, когда за мной бежали, я сам остановился»…

В суде Филатов рассказал, что телефон нашёл лежащим на скамейке, возле кафе «Ностальжи», в разряженном состоянии и без симкарты. Зарядив его дома, он надеялся найти его владельца и вернуть ему телефон. Но тот оказался запоролен. Чтобы разблокировать трубку, он отнёс её в сервисный центр на перепрошивку, после чего оставил себе в пользование. (Отнести в полицию, очевидно, «не догадался», – прим. Автора).

Что не так в объяснениях Филатова? Согласно показаниям инспекторов ДПС, Мурашов привлёк их внимание не только тем, что подходил под ориентировку грабителя, но и подозрительным поведением: увидев полицейскую машину, он якобы делал движения, «как-будто что-то доставал из карманов и выбрасывал». Однако до места, где Филатов якобы нашел трубку, Мурашов не дошёл несколько десятков метров, когда его задержали…То есть из полицейско-филатовской версии следует, что некто подобрал сброшенный Мурашовым телефон, вынул из него симкарту, отнёс его на скамейку, расположенную в людном месте, и там телефон в течение получаса «ждал» Филатова. При этом ни у капитана полиции и следователя Оксаны Доценко, ни у судьи Ирины Коваленко эта версия, при очевидной её неправдоподобности, вопросов не вызвала, и запрашивать детализацию соединений с привязкой к базовым станциям телефона Филатова не стали. Напомню: с якобы разряженного, заблокированного и находящегося без симкарты телефона Иващенко после ограбления совершались неоднократные и продолжительные соединения (именно с номера Иващенко). Очевидно, что Филатов говорил неправду, но неудобный и очень важный вопрос ему так и не задали.

Между тем детализация скорее всего показала бы, что Филатов и есть реальный подозреваемый, а «признательные» показания Мурашова и его «явка с повинной» – результат пыток.

Почему своевременно не были истребованы записи камер видеонаблюдения по пути следования Мурашова, не была запрошена детализация соединений телефона Филатова, не установлено, кто совершал соединения с телефона Иващенко – эти и другие вопросы ваш корреспондент хотела задать следователю Доценко. Однако капитан пояснила, что без позволения руководителя МУ «Волгодонское» Мариненко отвечать на вопросы не будет. Г-н Мариненко было пообещал дать разрешение, но потом передумал и переадресовал за содействием в отдел информации областного Управления внутренних дел. Начальник отдела информации Константин Розин на запрос информации ответил, что встречу со следователем считает нецелесообразной…

Продолжение в №376