Что же это делается! Нынешний декабрь явно вытесняет в сознании наши былые представления о «черном августе». Крушение «Невского экспресса», жуткий пожар в Перми, автомобильные аварии с множеством жертв… Страна — в трауре.

Дьявольские совпадения, роковое стечение обстоятельств? Гибнут в расцвете, бессмысленно и от этого еще более страшно. И дай Бог, чтобы вытащили, спасли уцелевших в адском костре. Чтобы пошли на поправку пострадавшие в подорвавшемся поезде…

Говорят, минуты опасности, внезапного испытания мгновенно высвечивают суть человека. Кто-то поднимается до настоящих вершин духа, кто-то показывает, до чего можно опуститься.

Как себя чувствует сегодня бригада платной «скорой помощи», которая у перевернутых вагонов говорила лежащим на земле переломанным людям: «Сорок пять тысяч — и довезем в лучшем виде»? Не видятся ли им те, которых не довезли, — не на чем было?

Кем надо быть, чтобы у вытащенных из пламени обгоревших людей воровать — кольца, сумки, телефоны? Между тем  информация такая пошла: рядом с «Хромой лошадью» в Перми орудовали мародеры. А кто-то отправлял СМСки родственникам — якобы от имени случайно выживших и срочно нуждавшихся в деньгах…

Скажите, чем они лучше террористов, которые закладывали то самое взрывное устройство под железнодорожное полотно? Ладно, те — нелюди, фанатики, а эти? Они ведь — рядом, они между нами живут. И на лицах отметин нет, и таблички никакой не придумано — чтобы отличить могли, чтобы остерегались.

Страшные кадры — машина на полной скорости въезжает на тротуар, сбивает двух женщин… Да, жутко. Но потом показывают то, от чего начинают просто шевелиться волосы: сбившая двоих дама даже не поворачивается в сторону жертв, названивает по сотовому. А прохожие переступают через кровь на тротуаре, через живых искалеченных людей…

«Чем больше узнаю людей, тем больше люблю собак…»?

Худенькая старушка, принявшая в свой покосившийся домик всех, кто просил о помощи. Отдавшая все, что было в немудреном хозяйстве — одежду, одеяла, скатерти, йод…

Паренек-милиционер, оказавшийся внутри гигантского костра, до последнего спасавший, выталкивающий наружу живые факелы. Упокой, Господи, его душу — сам он спастись не успел…

Еще один милиционер, полковник, ехавший отдыхать в «Невском экспрессе». «Старший по званию в чрезвычайной ситуации становится просто старшим…», и он четко следовал этому принципу. Не допускал начинавшейся паники. Организовывал бригады из тех, кто мог двигаться, на помощь тем, кому было хуже всех. Передавал информацию в силовые структуры, добывал перевязочный материал… Он не считает, что сделал что-то необыкновенное — он так понимает свой долг.

Сами пассажиры поезда, не бросившиеся первым делом спасать себя, давя и бросая более слабых…

Это все мы, Господи. В нас уживаются и высота, и низость. Мудрые говорили, что такова природа человечества. А вот умение победить в себе труса и подлеца дается не всем. Но бороться с этим надо. За человека — в самом себе.