Давно замечено: между календарным концом века и его фактическим финалом существует зазор. Историки называют и  5, и 10, и  даже 15 лет. Похоже, они правы: на дворе отшумели «нулевые», а конца так доставшему всех  ХХ веку все нет.

Надо сказать, тот век тоже вступил в свои права куда позже определенного ему календарем срока. Кто называет временем истинного его начала Первую мировую войну, кто — Октябрьскую революцию в России. Думается, второе к истине ближе: что бы там  сегодня ни говорили об Октябре, а перекроил он не только миропорядок, но и образ мыслей.  Новые же времена наступают только тогда, когда люди начинают думать по­новому.

Поначалу казалось, что в Россию новый век  пришел четко с последним ударом кремлевских курантов, возвестивших конец 1999 года. Сменилась власть, по­иному стали расставляться акценты и приоритеты, мы меньше стали зацикливаться на собственных слабостях, все чаще вспоминая о своей силе.

Но волна ужасных терактов, накрывшая Россию на рубеже двух веков, не схлынула, расслоение в обществе, наметившееся в 90­е годы, достигло невероятных размеров, заставляющих вспомнить уже даже не прошлый, а позапрошлый век. Феодальная старина приходит на ум всякий раз, когда по дорогам, тесня всех и вся к обочине, с воем и миганием несется кортеж какого­нибудь «государева мужа». Разве что шапки, как 200­300 лет назад, не ломаем…

А лихоимство чиновников всех мастей и ведомств?  Это из какого века? Один из знакомых, добившийся ревностной службой «степеней известных», как­то признался в откровенном разговоре:

— Знаешь, и хотелось бы дело двинуть, и возможности вроде есть – а не могу. Куража нет. Вдохновляют сверху на великие свершения — а ты на автомате, помимо воли, прикидываешь, как спустить дело  на тормозах… 

Знакомый мотив, не правда ли? Сбиться со счету можно, сколько благих начинаний разбилось  об этот  барьер в сознании нашего чиновничества. В свое время бесславно канули в Лету  продовольственная программа и разные «определяющие­решающие­завершающие» годы последних советских пятилеток. На смену им пришли, чтобы разделить их участь, ускорение и перестройка. Уже в новой России крахом окончились торпедированные далеко не бескорыстными исполнителями  ваучерная приватизация и рыночная программа «500 дней». Что на очереди?  Нанотехнологии, модернизация… Сегодня шагу не ступишь, чтобы не услышать этих слов.  В нашей стране это во всех смыслах красноречивый симптом…

Итак, «верхи не могут» до сих пор перешагнуть в новый век. Ну, а что «низы»? Те, как водится, «не хотят». Привычно поругивают новшества, ностальгируют по прежним временам. И, то и дело поддаваясь соблазну легкой и красивой жизни, пополняют ряды обманутых. Вчера это были вкладчики финансовых пирамид, а сегодня – дольщики строительных компаний. Суть одна…

Однако не стоит думать, что мы одни остались своего рода заповедником ХХ века, а весь мир вот уже десять лет, как рванул к светлому постиндустриальному будущему. Многое говорит за то, что планета наша все еще остается во власти прежних представлений. И империализм, хоть он и не поминается ныне, никуда не делся — достаточно поразмыслить над войнами, которые ведет единственная оставшаяся в мире «сверхдержава».

И язва террора терзает не только нас: так потрясшее всех 11 сентября 2001 года как раз­таки в США грянуло. И расширяющаяся пропасть между богатством и бедностью — не для одной только России характерна. Весь мир уже который век резко поделен по имущественному признаку, но с разделением этим, похоже, никто и не думает кончать. Хотя «ножницы» между высокими технологиями и убогой философией нищеты  многими бедами грозят. В век хай­тека  пресловутый булыжник в руках пролетариата запросто  оказывается ядерным…  Нет, не случайно американский «Тайм», прощаясь с «нулевыми», назвал ушедшее десятилетие «адским».

Но так или иначе, новый век настанет и продиктует свои нормы и правила. Вот только как это произойдет и как мы их воспримем: по здравому размышлению придем к нужным выводам или понадобится свой 17­й год?..

И все же, все же… Только что ушедшее десятилетие, которое мы прожили по меркам железного ХХ века, не прошло для нас бесследно. Мы худо­бедно научились отличать иллюзии от реальности, поняв, что ни за 500, ни за 5000 дней рыночное счастье к нам не придет. Да и такое ли уж это счастье, если раз в десять лет очередной кризис указывает тебе твое незавидное место? Марксов «Капитал», который вновь на пике спроса, с очевидностью открыл нам это. И раньше многих мы поняли толстовскую формулу, что для противостояния «людям порочным» всем остальным просто следует объединиться.

Ну, и, наконец, мы за эти 10 лет перестали  выживать и начали просто жить. Это кое­что да значит. И как бы ни ругали нынешние времена, как бы ни тянула назад ностальгия, а жить мы стали лучше. Для этого достаточно просто вспомнить, как встречали на Дону начало века и как встречают его новое десятилетие сейчас. Ростовские предновогодние пробки, перекрывшие подъезды к крупнейшим супермаркетам южной столицы, ведь далеко не толстосумами создавались. А в пору, именуемую кризисной, они лучше чего иного показывают: через экономические потрясения донской край и его люди сумели пройти с минимальными потерями. Область явно уже не та. И мы не те.

Первые январские дни — пора совершенно особенная. Утро года — вот он, весь перед тобой. Переворачиваешь листки новенького календаря – и  кажется, что все в наступившем году обязательно будет таким, как ты захочешь. А собственно, почему только «кажется»? Ушедшие от нас «нулевые», по меньшей мере, доказали одно: мы можем и должны влиять на собственную судьбу.

Так что снимать или нет знак вопроса в заголовке, решайте сами.