«Раньше я бы ему руку протянул, а теперь боюсь, что ее питомец откусить может», — рассказывал как­-то мой знакомый о своем соседе, который завел себе года три назад бойцовую собаку. Стремился обезопасить себя от воров, но обезопасил, получается, от людей вообще…

Оно понятно. Один выпуск новостей сегодня чего стоит: ограбления, убийства, мошенничества. Посмотришь — и не то, что на улицу выходить, — дома оставаться страшно. Вот и ставят себе люди охрану, крепкие двери, заводят «волкодавов». Как говорят: на Бога надейся, а сам не плошай. Люди стремятся обеспечить себе физическую безопасность, имущество сохранить. И это правильно. Неправильно, что наравне с этим они пытаются заслониться друг от друга, отдалиться…

Даже в деревнях заборы стали, ого, какие! Высокие, щитовые. Что и говорить — удобно: хоть голым ходи — никто не увидит. Только вот реже через калитки этих дорогих заборов стали ходить друг к другу соседи за чем­нибудь срочно понадобившимся или так просто — поболтать. Я помню, как мы детворой со всей улицы могли  свободно пойти к кому-­нибудь во двор погулять или просто зайти воды попить. Всем могли дать там по куску хлеба с сахаром… Мой муж, горожанин, вспоминает ту же картину.

Сегодня и в деревне, и в городе хлеб с сахаром — лакомство не для всех, другим и шоколадным яйцом не угодишь. Вот и получается: одним домой позвать стыдно, потому что нечем детям похвастаться перед друзьями, другим — слишком накладно для родителей: десятку человек по сникерсу раздавать дорого.  Так еще в детстве становится понятно, что все мы очень разные. От этого становится обидно, закадычная дружба заканчивается, не начавшись…

Конечно, если бы родители не ставили во главу угла материальные блага, играли бы, наверное, эти дети долго вместе. Но ведь родители — тоже разные. Сразу на ум приходит одна история. В редакцию обратился читатель, который жаловался на то, что его нагло обсчитала одна страховая компания. Стали разбираться. Наконец менеджер компании не выдержал и сказал:

— Это же бизнес: прибыль любой ценой. Здесь или вы — нас, или мы — вас.

Представляете, каким вырастет сын этого менеджера, если, приходя домой, папа будет бравировать тем, скольких «лохов» он сегодня обставил?..  Разве не поставит он высокий, непроницаемый забор, не заведет себе бультерьера или кого­нибудь еще, но не  только для того, чтобы уберечь имущество, «нажитое» папой, но и чтобы от «лохов» закрыться?..

Сегодня даже в разрекламированном фильме «Черная молния» основной сюжет строится на том, что главный герой, молодой парень, со всех сторон в начале фильма положительный, настолько не удовлетворен жизнью, в которой не шикует, как его сокурсники, что  готов отречься от главного, чему следовал с детства: не бросать в беде человека. Научили его этому простые добрые родители, не сумевшие разбогатеть в новом времени, которых он тоже стыдится. Отречься от прошлого он решил по совету настоящего «супермена»: бизнесмена, который запросто может выложить миллион. Он дал парню такой совет: «Ты один. Тебе никто не помогает, и ты никому не помогай». «Супермен» сам благодаря такому поведению своих высот достиг. Ну, разве не фильмы отражают тенденции в обществе?

К счастью, это лишь одно из явлений нашего времени. Сегодня я встречаю много людей, нередко состоятельных, которые уверены, что друг с другом нужно жить в мире, приходить на помощь, вести честно дела, потому что обман тебе дороже выйдет, потому что с человеком нужно поступать так, как ты хотел бы, чтобы поступали с тобой. Сегодня многие — за отношения человеческие, открытые, «без заборов». Кстати, в том же фильме показана несостоятельность идеи эгоистичного «супермена».

Постаравшись не услышать просьбу о помощи, молодой человек теряет отца. После непоправимой потери главный герой снова становится на прежнюю позицию, когда он был открыт для всех.

Сегодня много говорят про то, что должна появиться национальная идея, которая бы всех объединила. Идея, безусловно, нужна. Только, мне кажется, настоящего единения ни за что не произойдет до тех пор, пока у нас будет слишком много соседей, которые перед друг другом лишь приоткрывают двери, а не распахивают их настежь, потому что одни стесняются показать незатейливое убранство, а другие боятся, как бы их шикарный интерьер не привлек ненужного внимания.