Первой реакцией на сообщение о терактах в московском метро было вовсе не потрясение — какое потрясение от бегущей строки, с которой начали новостные телеканалы — было изумление.

Столько уже лет прошло с тех пор, как последний раз громыхнуло в центре России — взрывы гремят где-то далеко, в неспокойных северокавказских республиках! И что — опять?!

Это и должно было произойти, когда все расслабились. Теперь мы утроим бдительность, потом она останется удвоенной, потом еще долго просто будет бдительность… Но рано или поздно наступит безмятежность. И вот тогда они снова долбанут. Проверено практикой.

Если бы дело было только в желании экстремистов, взрывы гремели бы ежедневно, если не ежечасно, по всей России. Но их ресурс далеко не беспределен, как может показаться кому-то со страху. Да, в принципе возможно обойти практически любые меры безопасности, но на это требуются деньги, оружие, специалисты (включая такую узкую специализацию, как смертник) и длительная подготовка. А вот прорваться внезапно можно, когда этого не ждут.

Нельзя сказать, чтобы совсем уж не ждали: как свидетельствуют очевидцы, еще до теракта они заметили признаки усиления охраны того же метро. Однако человек так устроен, что в мирное время даже утроенная охрана из рядовых стражей не больно-то усиливает бдительность, а специально обученных людей  всюду не расставишь, если не знаешь точно, где будет нанесен удар.

Говорят, после взрывов в метро не было паники. Паника готова была разразиться в средствах массовой информации. Даже сейчас некоторые обвиняют телевидение в недостаточной оперативности и зрелищности…

«Задача террористов не в том, чтобы убить людей, а в том, чтобы нанести колоссальный психологический урон стране. Это невозможно без участия телевидения, — уверен Даниил Дондурей. — Так что цепочка выглядит следующим образом: замысел + шахидки + телевизор. Про замысел и шахидок я говорить не буду, а вот что касается телевидения — за все время новой России оно ведет себя наиболее грамотно. Не показываются трупы. Не показываются родственники убитых. Не показывают раненых и изувеченные тела… Власть оперативно посредством ТВ демонстрирует, как вертолеты МЧС забирают тела. Мы знаем, где Лужков и где президент. Нам показывают, чем занимается руководство спецслужб. Одним словом, ТВ демонстрирует сплоченность силовой системы. Достаточно быстро в эфир попали телефоны больниц. Зрителям также дают понять, что ситуация в метро под контролем. Впервые нет растерянности, ничто не способствует панике…».

Поэтому остальные СМИ, лишенные душераздирающей картинки, занялись в основном аналитической работой — как нормальной, так и спекулятивной. Кто-то с переляку требовал отставки главы МВД, кто-то, наоборот, воспользовавшись случаем, требовал вообще запретить критику МВД, дискредитирующую милицию  в глазах общества… А кто-то пытался под шумок занять центр внимания, как лидеры нашей либеральной оппозиции.

Андрей Илларионов в своем блоге прокомментировал новость о взрывах в московском метро, написав, что теракты могут быть связаны с готовящимися митингами 31 марта, которые, по его мнению, могли бы иметь куда более серьезные последствия, чем раньше: «31 марта на улицы и площади собирались выйти тысячи людей. При отсутствии радикального противодействия это было бы началом конца этой системы».

Доку Умаров, самозваный эмир «Кавказского эмирата»,  тоже считает, что это происки ФСБ, а не миролюбивых воинов Аллаха, только о 31 марта, похоже, ничего не слышал, как и большинство жителей РФ.

«Мне кажется, сегодняшние взрывы свидетельствуют о провале политики Владимира Путина на Кавказе, — первое, что приходит в голову Борису Немцову. — Он пришел к власти под лозунгом: «Замочим террористов в сортире»; мы видим, как он справился, если даже у штаб-квартиры ФСБ происходит теракт. Тупиковая политика на Кавказе, презрение к базовым конституционным принципам, правам людей — все это причины, почему терроризм не только не прекращается, но набирает обороты».

Немцовым было легче — они и «мочить» никого не собирались: их просто ничуть не беспокоил развал страны, грозящий кровавым потопом, — у них же другие ценности!

Тезисы Немцова хорошо прокомментировал на интернет-сайте безвестный BAGER (Mihail Pik): «Те, кто планирует теракты, тоже не дураки — знают, как породить выгодные им домыслы и среди оппозиции». Впрочем, спланировать это – много ума не надо: у кого что болит, тот про то и говорит. Вряд ли те, кто направлял шахидок в метро, сильно задумывались, куда именно попадут осколки от взорванных ими бомб.

По большому счету, смысла в их терактах — никакого. Попытка гранатой свернуть надвигающийся астероид. Граната может стать только шумовым поводом к повороту, если он назрел, а не его причиной. В штабах террористов не играют в ромашку, на что конкретно повлияет взрыв бомбы. Авось и повлияет, да не это главное. Если бы ОНИ действительно рассчитывали нас запугать, то действовали бы несколько иначе, помня о том, что УГРОЗА действеннее ее осуществления. А эти теракты были совершены молча.

«Теракт в метро вдвойне страшен тем, что он молчалив и анонимен, — отмечает «Общая газета». — Молчалив, потому что смертники взорвались, не выдвигая никаких требований. Анонимен, потому что спецслужбы несколько лет аккуратно извещали нас о регулярном уничтожении лидеров северокавказского подполья. Почти все имена, бывшие на слуху, вычеркнуты из списков живых. Но оказалось, что это отнюдь не панацея. На их место пришел кто-то, кто подготовил и провел боевую операцию в центре Москвы…»

Действительно, «молчалив и анонимен». Только Доку Умаров откликнулся, да и тот скорее спешит отвести от себя подозрения, а не угрожает новыми терактами, как Бен Ладен. Так он, может, даже не в курсе дела. И вот почему.

Громкие теракты в московском метро — это не столько акт устрашения, это даже не месть за недавно уничтоженных главарей. Это — демонстрация иностранным спонсорам, что террористическое подполье после перенесенных ударов не разгромлено: оно живет, в отличие от шахидок-смертниц, и даже пышет энергией, а потому хочет кушать — валюту, много валюты, еще больше, чем раньше! Молодые львы рвутся в бой (а Доку — старый проверенный моджахед), чтобы оставить свои визитные карточки — визитки новых вожаков, пришедших на смену павшим, и еще неизвестных щедрым покровителям.

Об этом же свидетельствует и заметно изменившийся почерк последнего — двойного теракта в дагестанском Кизляре — дерзкий и особо изощренный. Террористы и раньше пытались наносить вторые удары на месте первого — по собравшимся вокруг работникам милиции, но на этот раз всё получилось, потому что смертник был в милицейской форме и имел достаточно самообладания, чтобы пройти сквозь оцепление.

«Бросается в глаза, что на Северном Кавказе убивают в основном сотрудников силовых структур, а в Москве убили мирных жителей», — как в воду глядела «Общая газета» накануне кровавого продолжения в Дагестане. Но это лишь подтверждает кавказский след. Террористам нужна база, где бы они пользовались поддержкой хотя бы части местного населения, а для этого нужно выглядеть в его глазах народными мстителями, а не беспощадными шайтанами, не знающими разбору. Разумеется, осколки достались в Кизляре и зевакам, но все же понимают, что это случайные жертвы, и их убийцы скорбят о них вместе с родными и близкими…

Бывший сотрудник госдепартамента США Пол Сондерс пишет в аналитическом издании The National Interest: «Кое у кого вполне естественно появится соблазн обвинить в этих нападениях Москву, объяснив их тем, как Россия ведет себя в Чечне и на Кавказе. А ведет она себя там плохо и, как признал сам президент Медведев, своими действиями она способствует сохранению коррупции, беззакония, безработицы и атмосферы безысходности. Все эти факторы вносят свой вклад в расширение терроризма, но винить в терактах Москву ошибочно…»

Даже напротив, Москва прилагает — особенно в последнее время — максимум усилий, чтобы переломить депрессивные экономические тенденции в этом взрывоопасном регионе, но на это нужно время и терпение. И при этом нельзя складывать оружие перед уже закоренелыми боевиками.

«Теракт в московском метро продемонстрировал состояние оставшихся сепаратистов — «загнанный в тупик готов на все», — считает сочувствующая антитеррористической политике России китайская China News. — Это их предсмертная агония».

Боюсь, еще нет. Мало снести головы верхушке, надо еще прижечь и продезинфицировать, чтобы не вырастали новые. И Кремль готов к более жестким мерам…