Недавно моего знакомого задержала милиция — переходил дорогу в неположенном месте. Пошли составлять протокол. По пути сержант спросил: «Почему не предлагаешь договориться?» «О чем договариваться? Раз нарушил — надо отвечать», — прикинулся непонимающим мой знакомый.

Сержанту ничего не оставалось, как составить протокол. Под конец разговорились.

— Не буду я тебе взятку предлагать. Раз дашь, два, три. А потом ловишь себя на мысли: чего же я тогда коррупцией возмущаюсь, если сам взятки даю? — рассуждал оштрафованный.

— Да ты пойми, что при зарплате в 10 тысяч иначе не прожить, — втолковывал сержант.

— Меняй работу.

— Да на что ее менять, если ничего другого не умею?

— Окончи курсы — иди в бармены, будешь зарабатывать без взяток.

На этом и расстались. Судя по всему, моему знакомому попался редкий сержант — он еще в состоянии критически смотреть на себя. А может, просто молодой? Еще немного послужит — и будет глубоко убежден, что только так и нужно. А лет через 10 сама идея работать там, где взятку не возьмешь, покажется нелепой.

И какие меры заставят рассуждать иначе, когда человек часто приходит в органы, уже готовым на сделки с совестью и на сознательное нарушение закона, прекрасно понимая, что на предложенную зарплату не прожить? Ведь если посчитать, то нашему сержанту, приехавшему в Ростов из глубинки, только на то, чтобы снять квартиру, нужно не меньше 10 тысяч в месяц. А жить на что? А если он еще и жениться захочет… Выходит, обрекая молодого милиционера на такой доход, система сама провоцирует его на поиски «обходных» путей.

Иногда кажется, что государству это просто выгодно — держать милицию в «черном теле». Для казны — экономия. А на жизнь — сами заработают, ведь место — «хлебное», так, что ли? Стоит ли удивляться появлению «оборотней в погонах»? Скорее было бы удивительно, если бы при такой системе их не было!

Потому надежды, что все изменится с принятием нового закона о милиции, могут не оправдаться. И главное: заставит ли это милиционеров отказаться от взяток?

Решение проблемы, как кажется, — совсем в другой плоскости.

Не так давно знакомый полковник ГУВД побывал в США с рабочим визитом. Интересно, что главным критерием оценки работы полиции там является общественное мнение, не цифровые показатели — как у нас. Да и отношение государства к полицейскому совсем иное. Годовой доход офицера полиции (самый младший чин) начинается от суммы 25 тысяч долларов (в месяц — свыше $2 000), что считается очень невысокой зарплатой. Потому ежегодно она увеличивается весьма значительно. Сверхурочные выплачиваются по ставке 150%, то есть за каждый час — как за полтора. Дополнительное поощрение — бесплатное медицинское страхование для всей семьи и выход на пенсию через 20 лет службы. Полицейским нередко делают существенные скидки при оплате аренды жилья, поскольку, когда в доме живёт полицейский, люди более спокойно себя чувствуют. Вообще же высокая и стабильная зарплата полицейских позволяет им брать в кредит жилье — квартиры или дома, машины.

В случае получения увечья полицейский получает любую требуемую медицинскую помощь, которая оплачивается в полном размере. В период лечения он освобождается от всех налогов. А в случае его гибели предусмотрены очень высокие выплаты семье. Полицейским доверяют настолько, что понятых в США не существует. А взяток полицейские не берут — невыгодно. Даже за более незначительный проступок можно лишиться пенсии, которая составляет до 100% средней заработной платы полицейского, а также — медицинского страхования, которое сохраняется и после выхода на пенсию.

Да и отбор кадров иной. На службу в полицию принимаются граждане США, достигшие 20-летнего возраста и имеющие незаконченное высшее образование — не менее 2 лет обучения в колледже. Желающие поступить на работу в полицию сдают экзамены, в том числе экзамен на грамотность — по английскому языку, проходят жесткое тестирование и проверку. А затем — восемь месяцев обучения в полицейской академии. Если же полицейский желает получить повышение в должности, он подает соответствующий рапорт и в этом случае опять проходит жесткий экзамен на знание основных положений закона, организации работы полиции и др. Отсюда — высокий профессионализм американских полицейских, который признают и их российские коллеги.

… А вот наблюдения моей соседки, работающей в одном из подразделений милиции:

— Приезжает парень из деревни — как говорится, ни ступить, ни молвить не умеет. Хорошо, если пишет без ошибок. Смотришь на него и думаешь — и как таких в милицию берут? Глядишь, а через год он, все такой же неотесанный, но уже на своем автомобиле раскатывает. А сколько уверенности в себе за год прибавилось! И убежденности в том, что раз в милиции служит, можно — все…

И зачем такому менять работу — идти в бармены?