Сегодня очень распространена ситуация, когда молодые люди довольно продолжительный срок на каком-нибудь предприятии работают бесплатно или за чисто символическое вознаграждение.

Объяснение у работодателей простое: для тех, кто не имеет опыта работы, это и так неплохой вариант. Я понимаю, когда такое положение вещей продолжается несколько месяцев. Но когда годами парни и девушки за свою работу не могут себе даже мизерные расходы позволить, как им, например, семью создавать, рождаемость поднимать? Недавно одна весьма удачливая бизнес-леди, которая сама изначально работала «за спасибо», дала мне довольно толковое объяснение, почему так происходит.

— Понимаешь, на такие предприятия приходят за опытом, за получением навыков, — сказала она, — а за знания надо платить. Если хочешь заработать — иди торгуй на рынок. Там ты быстрее получишь живые деньги. 

Вот и идут многие туда, где деньги есть. Не смогут «прийти» к такому месту, заработать, значит, сами и виноваты. Теоретики считают, что с возможностями сегодня дело неплохо обстоит. Даже когда в связи с кризисом заговорили о безработице, значительно чаще остальных звучала идея о том, что положение с работой и возможностью обеспечить себя абсолютно нормальное, просто людям нужно уметь переквалифицироваться. Был бухгалтером — стань продавцом, уволили с должности юриста — переходи в дворники. Правда, никто не объясняет, как прожить на зарплату этого самого дворника. А еще не дают объяснения и тому, как будет существовать через какое-то время общество, где люди так «вольготно» меняют профессии.

Например, одна моя знакомая неожиданно для себя покинула медицину. Обстоятельства сложились таким образом, что она была вынуждена сменить место жительства. Вакансии в больнице на новом месте ей сразу не нашлось, и она стала менеджером в фирме по недвижимости. Проработав совсем какой-то непродолжительный срок риелтором, сказала, что к прежнему занятию не вернется никогда. И это притом, что к своей специальности она стремилась долгие годы. Сначала провалила экзамены в мединститут и поступила в медучилище. Потом все-таки завоевала желанный медицинский вуз. Наконец, стала работать по специальности, закончила ординатуру. Ей очень нравилось быть врачом, но обеспечивала она себя за счет продажи косметики, потому что зарплаты, которую она получала на любимой работе, не хватало в принципе. В общем, как квалифицировала бы бизнес-леди этот случай: молодой специалист должна бы была быть благодарна уже только за одну возможность практиковаться. И она, кажется, действительно была благодарна, пока на собственном опыте не убедилась, что в других местах такой благодарности почему-то не требуется даже от начинающих сотрудников.

Сегодня кризис еще не закончился. Уровень продаж квартир еще невероятно низок. Моя знакомая почти год сидела без дела. Не так давно стала торговать вещами. На вопрос, не хочет ли вернуться в медицину, отвечает, что нет: «Слишком много ответственности и сил за мизерную плату, деньги можно получать значительно легче».

В общем, она, кажется, вполне соответствует образу современного человека, который найдет возможность заработать себе на безбедное существование во что бы то ни стало. Только какую отдачу и кому теперь дадут 10 лет ее учебы? Зачем государство столько лет выделяло деньги на ее обучение? Неужели это в самом деле нормально, когда человек каждые пять — десять лет вынужден менять занятие?

Я понимаю, что можно без особого труда для себя и потерь для общества переквалифицироваться из дворника в работника по благоустройству, но как быть в случае с врачом или любым другим специалистом, для подготовки которого требуются годы, а для оттачивания мастерства вся жизнь?

Не так давно показывали фильм «Привет, Киндер!», где главная героиня, опытнейший хирург, к которой стремились попасть на прием все, ушла со своего места по единственной причине: «Сегодня руки впервые затряслись. Чуть человека не зарезала». Неужели такие примеры останутся в большинстве своем только в прошлом, потому что в нынешнем молодому хирургу придется пожертвовать фактически всем ради своей профессии или же все-таки найти «хорошее» место, но уже не в больнице.