«Революция Розы», как метко окрестили журналисты смену власти в Киргизии (по имени ее лидера — Розы Отунбаевой), была первой, которую поддержала Россия на территории СНГ. Так считают многие наблюдатели.

Разумеется, Кремль дистанцируется от прямой поддержки новых властей Бишкека, особенно с тех пор, как светлый лик революции омрачился «обратной стороной медали».

«Очередная «цветочная» революция проходит по трагическому сценарию: романтические лозунги и горы трупов», — в числе прочих изданий отмечает «Собеседник». Мощные революционные волны почти всегда поднимают наверх всю муть со дна социума — чернь, которой движут самые низменные инстинкты и открывающиеся возможности поживиться. Но «революция Розы» — отнюдь не «розовая», хотя и так удобно вписывается в этот ряд, а скорее совсем наоборот — антицветочная.

— Мы делали первую, «тюльпановую революцию» в 2005 году… — говорит один из соратников Розы Бектур Асанов. — Но получили то, против чего боролись: авторитарный режим и семейственность. Смириться с этим мы не могли…

В это же время рос зуб на «тюльпановый» режим и у Москвы: «Семья» президента Бакиева как должное принимала российские инвестиции — прямиком в свои карманы, но практически игнорировала интересы России. Вот и завяли тюльпаны.

Однако «бархатной революции» из антитюльпановой не получилось — не та для нее закваска в здешних краях, слишком жесткая. «Погромы в Бишкеке, — как замечает Дмитрий Быков, — это прежде всего следствие агрессии, бескультурья и нищеты — всего, к чему скатилась экс-советская Средняя Азия».

Тем не менее, аналитики пытаются докопаться до более глубоких причин мятежа люмпенов. В частности, пытаются объяснить его антирусскими настроениями:

«Неизвестные бушуют и в столице Киргизии. По данным информ-агентств, в понедельник группа молодых людей попыталась захватить около 700 гектаров земли под столицей. После отпора со стороны хозяев нападавшие, выкрикивая антирусские лозунги, двинулись из пригородной Маевки в сторону центра Бишкека, по пути спалив несколько милицейских машин и попытавшись захватить еще несколько земельных участков», — описывает газета «Взгляд».

«Антирусские лозунги» толпа погромщиков принялась выкрикивать, получив по шее от русских жителей Маевки. С турками-месхетинцами, одному из которых новоявленные националисты выкололи глаза, прошло легче, вот и не было «антимесхетинских лозунгов».

«Они врывались в дома русских и требовали, чтобы русские убирались», — сообщали очевидцы. Но того же они наверняка требовали и от «украинцев, азербайджанцев, немцев, поляков», которые «стали заселяться в Киргизию с середины XIX века» («Известия»). Все они для них на одно лицо — русские. Но дело-то вообще не в РУССКИХ, а в той собственности, которую можно отнять во время очередной революционной неразберихи, прикрывшись национализмом.

В том, что творится в Киргизии, «есть много неясностей», сказал корреспонденту «Актуальных комментариев» Сергей Михеев, вице-президент Центра политических технологий. «Я не исключаю, что эти погромы инспирированы, например, людьми, которые были сторонниками Бакиева. Не исключено, что Бакиев, в отместку за позицию России решил инспирировать целый ряд рейдерских захватов, погромов…»

Бакиев? Может быть (к нему мы еще вернемся), однако низложенный правитель не смог в своей вотчине поднять на свою защиту даже  земляков, вяло отреагировавших на его призывы митинговать. В результате ему не оставалось ничего другого, как признать свою отставку, чтобы его только выпустили из Киргизии. Выходит, армию погромщиков сколотил  все-таки не он.

Михеев не исключил, что «национал-шовинистические настроения» могут подогреваться некоторыми оппозиционными партиями, из тех, что пришли к власти, но вместе с тем отметил, что «в целом настроения в Киргизии всегда были достаточно толерантными в отношении русских, более толерантными, чем, скажем, в Таджикистане или в Туркменистане». Поэтому стоит порассуждать дальше:

«Данный всплеск активности, скорее всего, действительно имеет под собой какую-то организованную основу. Возможно, в этом заинтересованы бакиевцы или криминальные кланы. Может быть, через бакиевцев и криминальные кланы к этому приложили руку американцы, потому что, естественно, вытеснение русских из страны им было бы достаточно удобно для того, чтобы раз и навсегда снять проблемы с противостоянием на данной территории. В данном случае я этого не исключаю», — подчеркнул Михеев.

Да, есть сведения, что американские спецслужбы активно используют авиабазу Манас для какой-то подозрительной возни. Поэтому совсем исключать их влияния нельзя. Например, они могли подсказать местным наркобаронам, что Роза

Отунбаева чересчур пророссийски настроена, а это грозит тем, что Москва может и перекрыть их так хорошо отлаженный наркотрафик. Такое предположение к тому же объясняет странную задержку погромщиков, которые обычно не склонны к раздумьям, если их подтолкнуть. Подтолкнули, но не сразу: значит, где-то внимательно анализировали ситуацию.

Однако противостояние с киргизской наркомафией и стоящими за ними янки — сущий пустяк (Бишкек постепенно берет ситуацию под контроль) по сравнению с тем, что уготовил нам до недавнего времени ближайший союзник — белорусский Батька.

Смертельно разобиженный на Москву, Лукашенко не просто приютил сброшенного властелина, чьи чувства очень хорошо понимает и разделяет, он его пригрел (специально высылал за ним людей в ненадежный Казахстан) и подогрел. Сам Бакиев, не имея поддержки, вряд ли бы отважился на неожиданно свирепые заявления, что никогда не признает своей отставки и «только смерть остановит» его. Остановит в чем?

Если Лукашенко желал в очередной раз поиграть на нервах России, то он явно заигрался. Если он превратит Белоруссию в базу для развязывания в Киргизии гражданской войны — а это вам уже не «венесуэльская альтернатива российским углеводородам!» — он становится для Москвы опаснее «оранжевой Украины», еще не забытого страшного сна.

До смерти боящийся «цветной революции», Лукашенко вряд ли верит в собственные контрдоводы: «Никому наклонять нас не позволим. В землянки пойдем, как 65-70 лет назад, но выживем». Вряд ли белорусы охотно последуют за Батькой в землянки, да он и сам уже привык к президентскому дворцу настолько, что готов на все ради сохранения личной власти. Даже обогащенный уран припрятал на всякий случай, авось испугаются: по его мнению, к перевороту в Киргизии прямо причастны и Россия, и США, сблизившиеся на почве нераспространения ядерного оружия. Доведенный до паранойи подозрениями, что Москва хочет его заменить, Александр Григорьевич пустился во все тяжкие, пытаясь отпугнуть нечистую. Кроме тривиальных попыток свалить вину за все экономические проблемы на «враждебное внешнее окружение», «белорусские эксперты также не исключают, что таким необычным способом — смесью выпадов, шантажа и заверений в дружбе — Александр Лукашенко пытается добиться от Москвы поддержки его кандидатуры на предстоящих в будущем году в Белоруссии президентских выборах» («КоммерсантЪ»). Но даже если это так, он зашел слишком далеко. Одно дело припираться и торговаться с Москвой и совсем другое — прямо угрожать ей обогащенным ураном и недобитым Бакиевым. Если Лукашенко сохраняет остатки вменяемости, он поймет, что собственными руками только что сжег последний мост, по которому еще могли перекинуть ему поддержку, чтобы не менять шило на мыло. Но тогда что же — война? Боюсь, что так. Лукашенко попытается сам на манер «цветных» оседлать националистического конька, которого он уже, кстати, понемногу пускает пастись на ниве подконтрольных ему СМИ, приручая.

По иронии судьбы, как только Россия нейтрализовала по периметру своих границ угрозы «цветных революций», она тут же столкнулась с противоположной напастью — свихнувшимся на почве властолюбия бесцветным авторитарным режимом.

Пока главное поле битвы с «бесцветными» — Киргизия. «Нужно, чтобы это государство стабилизировалось», — заявляет президент Медведев, успокоив узбекского коллегу (Ташкент тоже волнуется, но Ислам Каримов всячески отрицает, что привели его в Москву именно киргизские события). Затем надо все-таки попытаться успокоить и белорусского: возможно, сожженный мост еще поддается восстановлению, а Лукашенко — исцелению или хотя бы частичной ремиссии. Но только в том случае, если его последний прикуп — бакиевская карта будет бита…