Их совсем немного осталось в живых — наших ветеранов Второй мировой. Сполна познавших все тяготы военного лихолетья и знающих цену мирных весен. Они в свои преклонные годы стараются донести до нас ту единственную правду о победах и поражениях, героизме и предательстве, любви и неверности….

На войне как на войне все было. Как, впрочем, и в мирной жизни.

Сегодня в свободной продаже появляются «научные труды», в которых авторы уже договорились до того, что Советский Союз чуть ли не сам начал войну, а Гитлер «спасал Европу от коммунистического ига». Рушатся памятники советскому солдату и присваиваются звания героев бывшим полицаям и карателям.

В своей журналистской практике мне не раз приходилось встречаться с ветеранами минувшей войны, записывать их воспоминания. Очень редко и как-то вскользь затрагивалась тема предательства. «А что об этом рассказывать? — говорили бывшие солдаты. — Не стоят эти подонки, чтобы о них вспоминали. И могилы их быльем поросли…».

В константиновской районной газете «Донские огни» в январе нынешнего года вышла полоса, посвященная 67-й годовщине освобождения района от фашистской оккупации. На ней были помещены материалы, рассказывающие о зверствах немцев по отношению к мирному населению. В первую очередь гитлеровцы расправлялись с партийными и комсомольскими работниками и их семьями. Сегодня на местах захоронений установлены обелиски. За братскими могилами ухаживают местные жители.

После выхода газеты в свет в редакции раздался звонок. «Вот вы пишете о десятках расстрелянных, — говорила женщина. — Такое впечатление, что у немцев на руках были списки этих несчастных людей. Но кто-то их передал? Может быть, стоит назвать и имена предателей?».

Лет десять назад произошел еще один случай. Накануне очередной годовщины Великой Победы мы поместили зарисовку об участнике французского сопротивления. Он давно жил в нашем городе. По праздникам шествовал в ветеранском строю с поблескивающими на пиджаке боевыми наградами. Имел ветеранское удостоверение и пользовался полагающимися льготами. Журналист газеты, прежде чем писать материал, заручился поддержкой местного военкомата, где ветеран тоже числился в списках.

Зарисовка получилась объемной. Пришлось публиковать в двух номерах с продолжением — столько «подробностей» поведал наш «герой». А когда материал увидел свет, то в редакцию позвонил житель одного из хуторов района и заявил, что мы восхваляли бывшего предателя и немецкого прихвостня. По словам звонившего, этот «герой» был в годы войны полицаем и лично расстрелял его мать.

Мы, конечно, с помощью работников военкомата сделали запрос в Центральный военный архив. Факты измены Родине нашли свое подтверждение. К тому времени бывший полицай уже умер. Остались жить в городе его дети и внуки, которые верили, что их родственник защищал родную землю. И хуторянин, звонивший в редакцию, принял решение не публиковать подробности этой злополучной истории. «Родные этого негодяя ведь не виноваты, что их отец и дед предатель», — сказал он.

Чем дальше уходит от нас война, тем больше появляется лжеисториков, готовых очернить наше прошлое, попытаться навязать другие жизненные ценности. Вот и Степан Бандера на Украине при бывшем руководстве вдруг стал национальным героем. Только историческая память не прощает неправды. И если люди иногда молчат, это еще не значит, что им можно завязать глаза, а черное сделать белым.

Кто такие бандеровцы, хорошо знают жители Западной Украины и Белоруссии. Мой дедушка Викентий Николаевич, бывший подпольщик, после войны работал председателем сельского Совета. По рассказам мамы, именно бандеровцы, спрятавшиеся в лесах, грабили и убивали мирное население. Однажды они разграбили здание сельсовета, где трудился мой дед. Важные документы побросали в колодец, сняли с сельсовета красный флаг. Но главное — похитили деньги, предназначенные для выплаты вдовам погибших на войне. Пришлось моему деду работать почти год без жалованья, потому что из своей зарплаты он выплачивал украденную бандеровцами сумму.

Мы привыкли повторять фразу о том, что никто не забыт и ничто не забыто, относя ее к светлой памяти павших героев. Но есть другая память — недобрая. Ведь в каждом хуторе, в каждом поселке преданы забвению фамилии тех, кто перешел на сторону врага, струсил и смалодушничал. И оказался… предателем.