За отсутствием более актуальных новостей демократическая общественность страны погрузилась в изучение и обсуждение доклада Бориса Немцова и Владимира Милова «Путин. Итоги. 10 лет». Критика власти со стороны непримиримой либеральной оппозиции.

Как разъясняется на сайте «Солидарности», «авторы подводят итоги правления Владимира Путина: коррупция, которая проникла во все слои бюрократической вертикали, провал демографической политики, опасная сырьевая зависимость страны, которая за 10 лет лишь усилилась, деградация инфраструктуры, провал политики на Кавказе. Цель доклада — рассказать правду о том, что происходит в России. И развенчать мифы, насаждаемые властью».

Однако начать предлагаю с мифов, с первых же строк насаждаемых этим докладом. Сразу же оговорюсь, что критиковать власть есть за что.

Нельзя не видеть, что многие наши хронические болячки хронически же не лечатся. Государство, преодолевая одни вызовы и угрозы, натыкается на другие — еще более грозные. Если взглянуть на наше движение не с уровня колеи, а с высоты хотя бы ближайшей колокольни, это, наверное, напоминает движение через холмистую местность. Нам кажется, что мы идем в гору, но на самом деле лишь взбираемся на очередной холм, затем быстро слетаем вниз и начинаем, пыхтя, взбираться на следующий — еще более крутой…

Критиковать власть есть много за что. Более того, декларативная часть либеральной критики звучит вполне справедливо. С одной лишь, но существенной оговоркой: если рассматривать этот доклад исключительно в рамках заявленного периода, напрочь забыв о предшествующем. Есть, знаете ли, большое подозрение: останься птенцы реформаторского гнезда Ельцина у власти, от России вообще остались бы рожки да ножки. Будь на то их полная воля. Но поскольку сопротивление вульгарному монетаризму и откровенно западническому курсу неизбежно бы нарастало, у нас, наверное, было бы всё то же самое, только значительно хуже. Коррупция, во всяком случае, никуда бы не делась — так же и росла бы вместе с ВВП, просто на вершине «пищевой цепочки» стояли бы не крупные бюрократы, а олигархи. Вот, собственно, и вся принципиальная разница.

О «провале демографической политики» можно спорить, провал это или нет (или пока нечто среднее), но дело в том, что при либералах демографической политики ВООБЩЕ НЕ БЫЛО, то есть и проваливаться было нечему. Как не было и политики на Кавказе: не называть же политикой жульническую первую чеченскую войну и позорную капитуляцию!

И так почти по всем пунктам. Собственно говоря, у либералов-реформаторов была только одна внятная политика — монетаристская, а все остальное шло на откуп дикому рынку (в том числе и продажная чеченская война). И эту единственную их политику можно признать успешной. Напомню: когда людям месяцами и даже годами не платили зарплату, это называлось рыночной стабилизацией, никак не пресекалось, а скорее поощрялось, ибо способствовало борьбе с инфляцией. Либеральным макроэкономистам рабочие микролюди были неинтересны.

Вот теперь после этой прелюдии можно погружаться в пышущий неподдельным возмущением доклад Немцова и Милова. Новые либералы, даже если бы хотели, не могут открещиваться от своего либерального прошлого, раз они приняли от него Бориса Немцова как переходящее знамя.

Блогер yashin (Илья Яшин): «Путин пытается убедить окружающих, что возродил в России великую державу. Но факты упрямая вещь и говорят ровно об обратном. За 10 лет Россия, несмотря на крайне благоприятную экономическую конъюнктуру, окончательно погрязла в коррупции, произволе и беззаконии».

Заметьте, «окончательно погрязла», а не породила. Это никоим образом не оправдывает действующую власть, но делает сомнительной либеральную альтернативу. В том виде, в каком мы ее знаем.

Да, если кому-то интересен сам доклад, то его полный текст размещен на сайте http://www.putin-itogi.ru/doklad/. Мы же для экономии газетной площади сразу перейдем к выводам. В данном случае — из уст пламенного (без тени иронии) и простодушного революционера Ильи Яшина:

«Теперь мы знаем ответ на вопрос: «Who is Mr. Putin?». Путин — это коррупция, цензура, сырьевая зависимость России, социальное неравенство, депопуляция. Депутинизация России — единственный шанс вывести страну из тупика».

Кое-что слегка притянуто за уши, но в целом – обвинения серьезные. Вот только если вся программа либеральных революционеров — это ДЕПУТИНИЗАЦИЯ, поздравляю: проще и доступнее для масс тезисов  не было даже у большевиков в 1917 году! А взамен что — РЕельцинизация?

Если Яшин и его единомышленники искренне считают, что корень всех бед российских — в Путине, чудовищным будет их разочарование, если когда-нибудь, паче чаяния, глаза раскроются.

Я высказал все это в комментариях к выступлению Яшина в Интернете. И один либерал откликнулся — блогер tirg_sergey ответил мне: «Нет, либералы так не считают…» По поводу реформ 90-х: «Это еще надо поспорить, какие это были реформы. Эпизодически они были либеральными». Наверное, до сих пор мне сильно не везло на оппонентов из либерального лагеря, так как по сути в первый раз встретился не просто честный, как Яшин, а еще и думающий (а не набитый иллюзиями и стереотипами) либерал. И я с ним согласен. Но ведь проблема не в том, что под знаменем либеральных реформ проводились фактически лжелиберальные, а в том, каких целей они реально достигли.

«Корни авторитаризма несознательно заложены именно в 90-е», — признает либерал tirg_sergey. Но далее на вопрос, не хочет Путин бороться с коррупционной системой или у него это не получается, следует уже оценочный антипутинский ответ: «Путину с этими корнями не бороться надо, а поливать их и удобрять. Проблема только в том, что наш авторитаризм не смог институционализироваться. И личность диктатора накладывает существенный отпечаток на проявления строя…»

Ну вот мы и подошли к «корням», откуда ноги растут у «депутинизации». Бегая с «несогласными» по площадям, Яшин героически подставляется под дубинки ОМОНа только ради того, чтобы поменять «отпечаток»? Скажем, с Путинского на Ходорковский?

Нет, думающие либералы так не считают: «Естественно, что после такого авторитаризма должна быть не просто банальная программа либерализации и демократизации, а что-то большее… Если режим обрушится просто так, без давления политических сил, то потом наступит короткий период хаоса, а потом новый виток авторитаризма… Вот если сможем гражданские институты успеть выстроить, то тогда есть шанс».

Да, но только именно тогда. Поэтому вопрос упирается в дилемму, нужен ли на этой стройке революционный аврал или нет. Это тот вопрос, по которому с разумными либералами можно достичь согласия. Но далее ведь все равно пойдут сильные расхождения. Так, tirg_sergey признает, что среди либералов существуют-таки убеждения, что «Россия слишком велика для демократизации», но считает их маргинальными. Боюсь, однако, что маргиналы там (вроде Новодворской) эту цель — развалить Россию на десяток-другой демократических Швейцарий — откровенно декларируют, но большинство — просто молча ничего не имеет против. То есть они не стремятся к распаду государства, но этот вопрос для них третьестепенный. Вот почему к построению гражданских институтов также нужно относиться с осторожностью, чтобы они не были построены из материалов, пропитанных разрушительной космополитической радиацией. Россия — не Швейцария в центре Европы и на диких евразийских просторах подобного благодушия позволить себе не может.

Если у кого-то накопились возражения, напомню пару тезисов из доминировавшего в первой половине 90-х либерального мировоззрения: А) у новой России больше нет врагов и Б) у нас нет больше «имперских амбиций» (в США это называется «национальными интересами»). А теперь задайтесь вопросом, почему Путину прощаются многие недостатки существующей политической системы (не сами недостатки прощаются, а прощаются Путину)? Ответ очевиден. ВВП вывел страну из депрессии, в которую она погрузилась, испытывая невообразимое для России национальное унижение. Мы вернулись наконец из ссылки в маленькое псевдолиберальное угодливо-западническое государствишко в большую сильную державу, с которой вновь пришлось считаться всему миру, хотел он того или нет. Да, недостаточно сильную, да, погрязшую в бюрократии и монополистическом капитализме, но державу. Для либералов, как уже говорилось, это вопрос третьестепенный, для России — важнейший. Разумеется, в нашем пестром политическом плюрализме есть и либералы-державники, но это пока скорее мировоззренческая диковинка. И это камень преткновения. Потому что в результате Россию по существу ставят перед невыносимым выбором: сильная «единая и неделимая», но бесправная или либеральная третьестепенная держава, идущая все дальше по пути дезинтеграции.

Лично меня не устраивают оба варианта. И, кажется, президент Медведев пытается нащупать компромисс…