У российской военной реформы, как у всякой уважающей себя революции, имеется свое начало, но начисто отсутствует конец. И чем в более густую чащу забираются наши армейские преобразования, тем многочисленнее и громогласнее становится армада их добровольных стратегов.

Депутаты, министры, люди, скромно именующие себя «общественными деятелями», спешат отметиться на реформаторской ниве. Судя по частоте, с какой в последнее время посыпались их инициативы, армию и общество, действительно, может ожидать что-то новенькое. Другой вопрос, с каким знаком окажутся эти новации…

Однако достаточно ознакомиться с содержанием предлагаемого, чтобы вопрос о знаке отпал сам собой. Качество того, что говорится сегодня с трибун, экранов, газетных и журнальных полос, никакой критики не выдерживает. Можно ли всерьез рассматривать предложение депутатов Госдумы от ЛДПР об узаконенном откупе от призыва в армию? Идея-то завиральная, отбрасывающая общество прямиком к позднефеодальным временам, а вот поди ж ты: тревогу в материнских сердцах посеять успела. И уже во многих семьях начинают судорожно прикидывать свои финансовые возможности, чтобы знать, где в случае чего можно разжиться заветным миллионом рублей. Именно в такую сумму предлагают «соколы Жириновского» оценить откуп от армии.

Откуда такая тревога? Да оттого, что за годы преобразований наши люди хорошо усвоили одну истину: у нас  неприятное просто так, для сотрясения воздуха редко когда говорится. И особенно когда это произносят «слуги народа». И особенно если состоят они в ЛДПР. Ведь сколько раз уже этой партии власть отводила роль своего рода зонда для выяснения общественных настроений! И если что-то когда-то было сказано, как говорится, в порядке бреда, то дай срок — оно может всплыть уже в виде формулировок нормативно-правовых актов. Тем более что выдается на-гора идея откупа не впервые: еще восемь лет назад на эту тему высказывались правые — если не ошибаюсь, тогдашний сопредседатель «Правого дела» Борис Титов. И хотя так называемые либералы-рыночники в тот период уже были у народа  не в чести, более половины опрошенных социологами россиян их «монетаристскую» инициативу приветствовали. Что само по себе — уже явный признак общественного нездоровья.

Едва ли за минувшие восемь лет мы так уж поздоровели. Если судить по размаху коррупции, то все как раз наоборот. А значит, остается шанс, что идею откупа, второй раз вброшенную уже с подачи либерал-демократов, общество разжует и переварит. И потекут миллионы… Вот только куда? Зная российские нравы, можно с большой долей вероятности предположить, что мимо казны. Тем более что «откупных» денег, по всем подсчетам, оказаться должно не так уж много: миллиардов семь — не больше. Их исчезновения из бюджета при существующих коррупционных схемах никто и не заметит. А «заинтересованным лицам» — приварок. Это плюсом к тем взяткам, что вращаются сегодня в сфере призыва. Наивно думать, что они с введением узаконенного откупа исчезнут. При таких условиях народ как нес деньги в карман взяточнику, так и будет продолжать нести. Так что заявленную либерально-демократическими думцами антикоррупционность можно спокойно выносить за скобки и сокращать. Нет ее в этом предложении и не было никогда.

Что же касается армии, то она как уходила все последние десятилетия от образа «школы жизни», так и будет уходить еще более быстрыми темпами, приобретая при этом ярко выраженный классовый характер. Ну, а представители каких классов и какие места в ней займут, догадаться нетрудно. Так же, как нетрудно представить себе нравы в такой армии, где имущественное расслоение будет мощно подкреплено социальным неравенством. Данный тандем никогда не отличался благодатностью.

Не хотел полемизировать с откровенными спекуляциями, но вот не удержался. Уж очень хочется понять, чего больше в подобных инициативах: цинизма, лукавства или незамутненного идеализма? Мне так лично кажется, что каков бы ни был первоначальный посыл, руководивший многими нашими думцами и иными стратегами, питает все воинствующий дилетантизм. Ведь именно дилетанты, как  известно, знают ответы на все вопросы. В свое время с легкостью необыкновенной и такой же категоричностью советовали народу, когда пахать, когда сеять и что носить. Сегодня отважно берутся решать вопросы боеготовности. И вот уже сенаторы прозрачно намекают, что не прочь были бы увеличить призывной возраст до 30 лет и узаконить, по сути, непрерывный набор в армию. А министр образования Фурсенко предлагает свой рецепт борьбы с «дедовщиной», заключающийся все в том же увеличении призывного возраста. И невдомек чиновнику, что тем самым вонзается нож в самое сердце  нашей и без того одолеваемой многочисленными недугами системы образования. Ему бы по своей должности об этой системе порадеть, поддержать в молодых людях и так уже еле тлеющую тягу к образованию, а он туда же: левый фланг на правый переставлять. И совсем не думать при этом, с кем заниматься модернизацией нашей далеко не самой передовой в технологическом отношении страны.

Неужели никому из всех этих пышущих инициативой господ не приходит в голову элементарная мысль: чем  самозабвенно изобретать стотысячный способ смягчения армейских нравов и повышения боеспособности, куда проще эту боеспособность обеспечить традиционными способами? Не ссылаясь на экзотический опыт Грузии, Киргизии и им подобных военных гигантов. Не прикрываясь модной темой борьбы с коррупцией.  Взять и создать надлежащие условия для  службы офицеров, потребовав от них повседневной работы по воспитанию воинских коллективов. Обеспечить боевую  подготовку, исключив использование военнослужащих в  качестве дешевой рабочей силы. И так далее, и так далее… Уверен: способы эти хорошо знакомы едва ли не каждому. Хотя бы уже потому, что о них громогласно твердят еще с советских времен. Увы, дел оказывается куда меньше, чем слов.

Но это не значит, что дел не было вообще. Иначе с чего бы это мне и моим товарищам вспоминать время срочной службы как  важную и главное, счастливую пору жизни? Значит, были в природе такие части и подразделения? Почему их не может быть больше? И не так уж важно в таком случае, по какому методу будут они комплектоваться. Боеспособность и высокая боеготовность армии при условии постоянной заботы о них будут обеспечены в любом случае.

Есть в армии такое понятие «ефрейторский уровень» — синоним дилетантского подхода к решению масштабных задач, требующих  недюжинных знаний, навыков и широкого кругозора. И вот кажется мне, что вокруг темы армейской реформы образовалась такая своеобразная «ефрейторская тусовка». Собрались и щебечут на лужайке, как дамы, без которых в старину не обходились ни одни большие маневры. Чем более штатский по натуре человек, тем сильнее у него милитаристский зуд…

Вот только к картам штабным таких зачем допускать? Да и прислушиваться к их щебету совсем не обязательно.