Помните, с чего начались взлет и одновременно падение эпохи Горбачева? Правильно: с лозунга «К 2000 году каждой семье отдельную квартиру!». И хотя никто в этот клич особенно не верил, надежда на чудо в людских сердцах сохранялась. Рухнула только с крахом страны.

Чуда не произошло, и спустя 20 лет мы имеем все ту же жилищную проблему, помноженную разве что на нарастающую ветхость «хрущоб».

Кризис, нанеся чувствительный удар по строительной отрасли, в значительной степени поумерил восторги на квартирную тему. Да, собственно, и до начала кризиса было над чем подумать и в чем усомниться. Колонны обманутых дольщиков посильнее чего иного убеждали: не все так безоблачно на рынке жилья.

Но об обманутых дольщиках еще поговорим. Сейчас же давайте на минуту представим себя госстроевскими стратегами, которым предстоит разработать план утверждения на одной шестой части суши жилищного рая. И вот, сидя в вельможном кабинете, обставленном с неброской роскошью, мы прикидываем в уме: чего же нашему доброму народу не хватает для доступности квартирного счастья? И видим, что для этого необходимо, как минимум, несколько компонентов. Нужны, прежде всего, земельные участки. Чтобы зажить по формуле «одна семья — один дом», земли потребуется много. А если учесть, что участки должны отвечать определенным требованиям, то проблематично набрать столько даже в нашей просторной стране.

В случаях с уже приобретенными участками тоже обольщаться не стоит. Те, кто имел опыт регистрации их в соответствующих структурах, много чего интересного могут порассказать. К цивилизованной регистрации земли и нормальной процедуре согласования строительства мы еще только подступаемся: многофункциональные центры, подобные шахтинскому, все еще остаются островками в ледяном океане советского (а сегодня еще и откровенно коррупционного) подхода к собственнику и собственности. И скорость, с какой распространяется шахтинский опыт, обратно пропорциональна числу добрых слов, сказанных в адрес властей Шахт с самых разных трибун. Что, сами понимаете, оптимизма не добавляет…

Но нам говорят: с процедурами все образуется, как только люди получат материальную возможность для приобретения жилья. Ипотека — вот оно, то волшебное слово, с помощью которого откроются врата в жилищное процветание. Вот только 20% годовых по ипотечному кредиту: не дороговато ли за это самое чудодейственное словцо? Интересно, что государству здесь, что называется, крыть нечем: разве что озвучивать благие пожелания. Вот президент и говорит о необходимости снизить ставку по кредиту до приемлемых большинству 10 и ниже процентов, но при этом никто не ставит под сомнение стремление банков к непомерному завышению ставок по кредитам. Мол, это вопрос не к власти, а к банкам, которые так желают обезопасить себя…

Да и каким, собственно, должен быть ипотечный кредит? Иными словами, что такое доступное жилье? Осилит ли сегодня большинство наших сограждан сумму в 20 тыс. рублей за квадратный метр? Ведь тогда жилье эконом­класса нашей среднестатистической семье встанет в 2 миллиона рублей — не меньше. А ну­ка, где у нас такие миллионеры?

Жилье у нас пока строится не для решения «квартирного вопроса», а для обогащения одной части участников рынка — застройщиков и удачного вложения денег другой его части — покупателей. Последние, если и принадлежат к среднему классу, то преимущественно к очень верхней его прослойке. И приобретают жилье не ради крыши над головой, а так — на всякий разный случай.

Все остальные же остаются там, где и были. Лишь отдельные счастливцы пока вырываются из заколдованного круга, покупая новое жилье, которое потом годами доводят до кондиции. Потому что покупаются, по сути, только стены… Пресловутый «стройвариант» — это утонченное издевательство над человеком, у нас почему­то именуется куплей­продажей жилья. И это — решение жилищной проблемы?

Но есть еще и те, кто, вложив деньги, даже и стен не получил. Так называемые обманутые дольщики, в отличие от первого поколения частных инвесторов — памятных всем обманутых вкладчиков, — это уже не растерянные пенсионеры и не потерявшие опору под ногами маргиналы. Это тот самый средний класс, о появлении которого у нас так трогательно заботятся. Это активная часть общества, способная повлиять на его развитие исключительно благотворно — если будет иметь для того надлежащие условия. И напротив: взорвать это общество, если не увидит для себя в нем места. Поколение рассерженных дольщиков может стать, без преувеличения, демонической силой…