Напомню совсем недавнюю очень некрасивую историю, которую живо обсуждали в блогосфере. Во время визита в Челябинск Путин обратил внимание на необустроенный участок берега озера Смолино, где загорали и купались люди.

На следующее утро берег преобразился до неузнаваемости: туда завезли песок, лежаки, зонтики, организовали ряд служб и даже соорудили летнее кафе. Красота! Пляж тут же прозвали Путинским. Но короткой оказалась его история. Вот ее финал в пересказе блогера sl_lopatnikov:

«Лежаки растащили, а те, что остались, рубили на дрова, чтобы тут же пожарить шашлыки. Зонтики вырывали с корнем и плавали в них по озеру. Каждый считал своим долгом заехать на песок на машине — за две недели площадку укатали до состояния дороги».

Рассказчик с горечью делает вывод, что варвары на Путинском пляже — те же Абрамовичи, только помельче.

А что нам скажут со стороны Абрамовича? Россия — это пьянство, хамство, жлобство, свинство и бессовестность! К этому сводят основные характеристики нашего менталитета люди, предрасположенные боготворить Запад. Патриоты, осознанные или нет, обычно однозначно встают на сторону народа. Но не все так просто уже.

Помните, может быть, как новоявленные демократы в голос горевали, что «большевики уничтожили генофонд страны»? Так вот, 10 лет правления реформаторов при Ельцине изменили этот генофонд так, как не могли изменить ни Гражданская война, ни сталинские репрессии. Потеряв жизненные ориентиры и уважение к деградирующей власти, люди освобождают себя от цивилизованных обязательств. Хуже того, они перестают воспитывать детей. А не веря в справедливость, берут на вооружение простейшую формулу «кто смел, тот и съел». А что съел — это уж от размеров пасти зависит. Большие и сильные проглатывают заводы и нефтеносные районы, а те, кто помельче, тянут по бревнышку, по лежачку. Справедливости ради, началось это еще даже до горбачевской перестройки, но так а с чего бы еще было перестраиваться. Беда в том, как перестроились.

«Процесс пошел!» Молодежь тянется в чиновники и мошенники, чтобы срубать легкую деньгу. Не прошло и двадцати лет после кончины Советского Союза, как можно уже походя и, увы, справедливо назвать Россию «страной, склонной к мошенничеству», как это делает Павел Кашин в статье про наши банки и кредитные карточки: «В России ходить с пластиковой картой — это все равно, что просить залезть к тебе в карман…»

Читать такое было бы стыдно, если бы верх не брала жуть. Кудрин планирует в скором времени все зарплаты в России перевести на карточки. То-то мошенники попируют! Как карманники в годы послевоенной разрухи… Не зря разрушения, произведенные в реформаторские годы, приравнивают по масштабам к фашистскому  нашествию. Но разруху можно поднапрячься и ликвидировать, что и сделали наши старшие поколения. Но как перекодировать нацию? Одна надежда — не вся еще она целиком поражена этой плесенью.

Другой вопрос, какой мы хотим видеть будущую выздоровевшую страну? Западной калькой? Или уж вовсе протекторатом Запада? Стоит ли забывать, что наши реформаторы все дурное притащили именно оттуда. Да, хорошее им не понадобилось — они его тщательно отбраковывали, чтобы не мешало ловить рыбку в мутной воде. В результате на плаву осталась вся номенклатурная мерзость СССР и все недостатки либерального капитализма — псевдолиберального, впрочем, в российском варианте.

Кстати, западники наши сильно остыли к Америке. Стало немодным преклоняться перед хищнической державой, нависшей над всем миром. Другое дело — золотая Европа! Старая добрая пушистая Европа, такая ухоженная, уютная, благоустроенная. И уровень жизни на этом Западе высок, и видимой агрессии к России она не выказывает…

«Россия проигрывает, проигрывает во многом, но особенно проигрывает в условиях жизни, которые она может предложить своему народу…», — отмечает Анатолий Лейрих в статье «Модернизация. Сколько времени у нас осталось?»

Так модернизация или бегство? Все, конечно, в Европу не убегут, но едва кто-то способный окрыляется, как норовит упорхнуть — туда, где и работать дают по таланту, и платят за это прилично. Какой же дурак выберет дальнейшее пробивание лбом стены за гроши? Им строят Сколково, но эту непробиваемую стену снести не обещают.

Сердито настроенный журналист Дмитрий Губин, пишущий для «Огонька», недавно излился откровениями, что в России (вообще он о Москве писал) весь сервис и торговля построены по принципу: «либо хуже, либо дороже, либо хуже и дороже». Хуже и дороже по сравнению с Европой, разумеется. И приговор: «Ведь, чтобы было по-другому, Россия должна перестать быть Россией».

Дело в том, что у Губина есть одно принципиальное расхождение с непримиримой либеральной оппозицией. Та считает, что плохой режим установился у нас 10 лет назад, то есть с приходом Путина, а Губин уверен, что режиму — не меньше 1000 лет. В общем, дело даже не в Путине, а в самой России.

Да что вы? А своей демократической вины вы никакой не видите? Святые люди!

Вы во время т.н. демократических реформ не следили за естественным (или точнее — неестественным) отбором предпринимательского класса? Победили сильнейшие — крупные чиновники, бывшие комсомольские активисты из самых пламенных да откровенные бандиты. Позже к ним присоседились наиболее ловкие конформисты, умеющие договориться с кем надо и поднести кому надо.

Активисты в основном подались в олигархи. Как-никак — школа комсомола сделала-таки из них жестких деловых людей. Просто глубоко аморальных.

Ну а остальной деловой контингент? Чиновники умеют только брать, а бандиты, пусть даже бывшие, — отбирать. Вот и весь нехитрый бизнес-план. Единственное, что им под силу, — выжимать максимум из того, что они заграбастали, и доить государство.

И с такими воротилами бизнеса вы хотите, чтобы у нас было «лучше-дешевле»? Мы сейчас пожинаем посевы гениального Гайдара и просто «очень умного» (Ельцин) Чубайса. Как «либерализировали» и приватизировали — так и получайте! Какие претензии? А претензии, как видите, не к себе, любимым, а к изначально порочной России. Которую в очередной раз гробит ее невменяемая элита. Не без помощи наших горе-интеллектуалов. У них удачно идут невыгодные для России сравнения с Европой. Гораздо хуже обстоит с анализом. И совсем плохо — с оценкой собственной роли. Они с энтузиазмом вскрывали язвы тоталитарного режима, верили в автоматическую благостность внешних атрибутов демократии и «невидимую руку рынка» и отгоняли все дальше «призрак коммунизма». Как могли они вовремя, да и вообще заметить, что страну перекосило уродливыми реформами?

Удивительное дело, европейцы, приезжая в нашу страну, первым делом отмечают душевность и доброжелательность русских и лишь потом замечают, как бедно многие из них живут, — жалеют. И только мы сами замечаем в себе лишь худшие черты. Особенно отличаются этим западники. Ибо что такое западник в сухом остатке? Человек, ни на евроцент не верящий в Россию! По тем или иным причинам. С теми или иными выводами— от «валить из этой страны» до «валить эту страну»! В любом случае на этот контингент можно рассчитывать только тогда, когда Россия начнет подниматься. Без них…