1 сентября — не только День знаний, но и день начала Второй мировой войны. Хотя, как рассказывают родители первоклашек, даже учителя начальных классов, проводя вступительный «урок мира» (или «урок патриотизма»), сегодня уже путают Мировую с Великой Отечественной, которая началась почти на два года позже — 22 июня 1941-го.

Нет, Вторая мировая началась 1 сентября 1939 года нападением Германии на Польшу.

Фашистский крейсер «Шлезвиг-Гольштейн» обстрелял польские военные склады на мысе Вестерплятте. И началось. В нынешнюю годовщину поляки реконструировали драматическую оборону своего форта. По иронии судьбы, именно там, где гитлеровцы начали, они и увязли практически до полного разгрома Польши. Хотя в этой истории много неясностей и «белых пятен». Даже по времени, когда немцы начали войну, расхождения, как подчеркивал корр. НТВ: «По польским данным — в 3.45, по немецким — в 3.48». Памятуя о немецкой пунктуальности, все же можно было бы считать, что Вторая мировая была  на три минуты короче.

Однако на днях буквально вышла книга польского историка-краеведа Ромуальда Чеслы, который установил, что «ровно в 3.31 утра по местному времени 1 сентября 1939 года фашистские солдаты открыли огонь по патрулю из пяти польских разведчиков, обнаруживших вторгающиеся в Польшу в районе города Кшепице танковые колонны вермахта». Так что  Вторая мировая оказалась все-таки длиннее. Только боюсь, что не на 14-17 минут…

Как известно, закончилась эта самая сокрушительная в истории человечества война 2 сентября 1945 года. Известно опять же не всем (некоторые думают, что война закончилась в Берлине 9 мая). В СССР был одно время День победы над Японией — 3 сентября. (Логика здесь та же, что и с 9 мая: мы отмечали эти даты на день позже Запада, потому что там праздновали победу, а мы — первый день мира после войны!) Однако тогда этот праздник не прижился (хотя на Дальнем Востоке ветераны его исправно отмечают до сих пор). И вот – возрождение на новой основе: 2 сентября официально объявлен в России Днем окончания Второй мировой войны.

Тут же посыпались возражения, что это вообще не наш праздник, потому как мы, дескать, «до сих пор с Японией в состоянии войны»! Это весьма вредное, но укоренившееся заблуждение. Отсутствие «мирного договора» с Японией не означает даже де-юре состояние войны. Потому что есть другой — основополагающий акт — акт о капитуляции Японии. И, вопреки расхожему мнению, эту капитуляцию на борту американского линкора «Миссури» принимал также и представитель СССР — генерал-лейтенант К. Деревянко. Таким образом, Япония официально капитулировала и перед Советским Союзом — война закончена, господа-товарищи, за-кон-че-на!

Что касается собственно мирного договора, то это, в общем, такой подзаконный акт, который должен был бы детально расписать условия БЕЗОГОВОРОЧНОЙ капитуляции Японии. Какие еще у нее могут быть претензии — какие еще «Северные территории»?! Впрочем, для современных юристов-крючкотворов всегда найдутся зацепочки. Дело в том, что одно условие Японии все-таки было принято — сохранение императорского трона. Почему бы и не оставить им их солнце – декоративного императора, лишь бы приблизить конец войны! Но теперь кто-то может заявлять, что капитуляция Японии не была безоговорочной. И все же император — не Курилы: про сохранение каких-то территорий за Японией в акте о капитуляции — ни слова!

В общем, 2 сентября — совершенно законный день воинской славы для России.

Но вот почему Вторую мировую действительно можно считать незаконченной, так это по причине целой лавины потуг переписать историю. И небезуспешных.

— Наша страна потеряла — по последним данным — от 15 до 25 миллионов солдат, — брякнул — другого слова и не подберешь! — диктор «Вестей» на канале «Россия-1».

Хороши «последние данные» с такими вот гигантскими ножницами! И кто считал? Небось, Суворов (такие вот нынче Суворовы)? Нынче он модный историк, а в недалеком прошлом — вульгарный предатель: разведчик-перебежчик Резун. Такой насчитает: 25 миллионов только наших солдат! Непонятно, кто вообще брал Берлин  по Суворову, у нас уже вообще не должно было быть армии. Официальные данные, подкрепленные документами, а не данными с потолка: общие потери СССР 26,6 миллиона человек, а безвозвратные потери личного состава вооруженных сил — 8.668.400 человек. Правда, погибших партизан и подпольщиков отнесли к общим потерям, но это никак не может даже удвоить эту цифру, тем более что эти люди — все-таки не солдаты.

Другой же любимый конек вывернутых суворовцев — стремление доказать, что Сталин сам вынашивал агрессивные планы, а Гитлер был вынужден сыграть на опережение.

Украинское информ-агентство Унiан (которое некоторые его «поклонники» любовно называют «унитазом»), так сказать, навстречу Дню Победы выложило обширное интервью с Виктором Суворовым.

— Я, честно говоря, не понимаю, почему ваше утверждение, что Сталин готовил нападение на Гитлера, вызывает такое возмущение у российских историков, — сочувственно обращается корреспондент. 

— Да, за это меня пинают ногами. Знаете, какая самая главная глупость советских учебников и всей пропаганды? Это два взаимоисключающих тезиса. Нам подают, что Красная Армия освободила Европу от коричневой чумы. И тут же говорят: мы никого освобождать не хотели, мы на Гитлера нападать не хотели. Если следовать этой логике, мы — освободители поневоле. И если продолжить эту мысль, «вообще, мы — верные гитлеровцы». А почему нет? Мы подписали договор с Гитлером, снабжали его вольфрамом, молибденом, нефтью, никелем, хлебом, салом, кожей Кунгурского завода, шинами Ярославского комбината. Всем этим снабжали и нападать не хотели. То есть мы были верные гитлеровцы, он просто на нас напал. А нет, так душил бы Гитлер Европу, по Европе — кровь лужами, а мы бы его поддерживали. Когда я говорю, что Сталин готовил покушение на Германию, то тем самым я спасаю честь и русского народа, и украинского.

Человек, лишивший себя офицерской чести, видите ли, спасает честь целых народов! А не тяжела ли ноша? Ой, не зря Суворова обвиняют в изворотливости, потому что на поверку его логика крайне ущербна. Судите сами, он сам не может выбрать, готовил Сталин нападение на Германию или все-таки был «верным гитлеровцем». Если готовил, то зачем снабжал своего противника стратегическим сырьем? Однако считать Сталина подручным Гитлера может только совершенно несведущий. Что-нибудь уж одно: либо Сталин стремился к мировому господству, либо был готов отдать это господство Гитлеру, но тогда зачем было копья ломать, объявляя священную Отечественную войну? Иосифа Виссарионовича обвиняют во всех смертных грехах, но идиотом еще не называли.

Разумное объяснение нашей псевдодружбы с Третьим рейхом есть. Чистоплюям и оно покажется преступным, но таковы жестокие реальности истории и политики. Сталин, конечно же, стремился оттянуть войну, а может, даже избежать ее, направив немецкий удар на Запад (разумеется, западные страны не входили в число друзей СССР). Но есть ведь очень весомые указания на то, что ровно тем же самым занимался Запад, направляя Германию на Восток. Именно желание разыграть немецкую карту в свою одностороннюю пользу и сорвало переговоры западных стран и СССР об антигитлеровской коалиции, которая самим фактом своего создания в свое время просто остановила бы сползание мира в тотальную войну. Кто из запоздалых союзников тогда сыграл более роковую роль, еще долго будут спорить и уже вряд ли когда-нибудь придут к единому мнению. Но факт, что в этой партии, куда повернуть фашистскую агрессию, в конечном итоге выиграл Черчилль. Только не спас этим Англию, а Франция вообще пала жертвой опасной игры.

«Из этого получаем важный вывод, — пишет в блоге ralf illia, — можно говорить, что Вторую мировую войну начала Германия лишь формально (иначе это бы был локальный конфликт Польши и Германии), а именно — страны Запада, которыми умело манипулировала мировая  закулиса. Почему Польшу сразу не защищали путем ответного вторжения ни Британия, ни Франция, если они ясно понимали, что они будут следующими?» Не понимали.  «Страны Запада ждали, пока Гитлер насытится и вымотается, но глубоко просчитались…»

Так, может, кампания по пересмотру истории — из того же теста? Задвинуть Россию на задворки, а по возможности и повесить на нее обвинение в равновеликой с Третьим рейхом ответственности.

Давайте, в конце концов, решать, что нам важнее, — здравомыслящий взгляд на историю или цирковые трюки с фактами и мотивами. История — не старая пьеса, которую нужно переиначить, поставить вверх тормашками и добавить остренького, чтобы зрители не скучали. История — это хранитель стабильного и безопасного мира, если внимательно относиться к ее урокам.