Вплоть до таинственного исчезновения гречки и ее волшебного появления в новой ценовой ипостаси городская Россия, изнывающая от аномальной жары, всерьез не думала, что тропическое солнце — это не только досадливое пекло, но и засуха, а засуха — это неурожай, а неурожай…

Раньше — однозначно голод, нынче — взлет цен. Взлет цен — тоже не тетка. Кому-то придется изрядно пересмотреть свой привычный рацион, кому-то — потуже затянуть пояса, а кому-то, знаете ли, и на кусок хлеба каждый день может не хватить.

Да, нынче в России меньше гречихи. Но странное дело — специалисты говорят, что новый урожай должен был поступить на прилавки только ближе к октябрю. А поскольку с прошлогодним урожаем было все в порядке, то и нехватка крупы при естественном течении событий должна была почувствоваться по крайней мере не раньше. Ажиотажный спрос? Может быть, в сельской местности люди в вопросах урожайности более компетентные и начали делать запасы, не знаю, но в крупных городах — основных потребителях — гречка исчезла как-то вдруг, внезапно. А мешками ее потащили уже после ценового шока, опасаясь, что цены и дальше будут расти.

Да вот — пожалуйста, очень любопытные рассуждения блогера v_miron в Живом журнале:

«Главная версия отсутствия гречки: «Крупы старого урожая не хватило до нового». Но давайте займемся простейшей арифметикой…

Объем годового потребления гречневой крупы — 400 тыс. тонн. В 2009 г. было собрано 564 тыс. тонн гречихи. При соотношении сырья и крупы около 70% на выходе получаются как раз искомые 400 тыс. тонн среднего годового потребления.

Допустим, что из-за слухов о неурожае граждане действительно стали закупать гречки впрок и больше, чем обычно, — тогда действительно должен был бы возникнуть дефицит. Но смотрим вновь в таблицу урожая гречихи: 2008 г. — 924 тыс., 2007 г. — больше 1 млн. тонн урожая!

Эти и другие расчёты опять подтверждают, что гречки в стране навалом и что российских торгашей просто надо бить по голове, как бьют немецких или американских. Иначе они и дальше будут пытаться отнять у граждан последнюю рубаху».

Странное дело, в странах, которые принято называть либеральными, при первых признаках спекулятивных манипуляций предпринимаются самые строгие меры. И только в России со смиренной либеральностью уговаривают дельцов не наглеть. Да и то не все – иные руководители вообще считают, что все путём.

23 августа, когда уже поднялся шум, директор департамента развития конкуренции Минэкономразвития Александр Пироженко заявил «Интерфаксу», что ведомство пока не видит причин для регулирования цен на гречневую крупу, которые за последние несколько месяцев увеличились более чем на 60%.

Причин нет. Хотя, помнится, заявлялось, что они (причины и основания) появляются у правительства, если основные продукты питания дорожают более чем на 30% в течение месяца. Выходит, если повышать по 20% в течение квартала, то это приемлемо. Непонятно, с какой точки отсчета  наконец включился механизм, но в конце августа дикторы теленовостей подбодрили граждан, что уже 3 сентября правительство сможет вмешаться.

Поэтому, пока хронометр ценообразования отсчитывал положенный срок, премьер-министр спокойно обкатывал новенькую спортивную «Ладу», совершая автопробег по Дальнему Востоку. А президент 1 сентября (до законного вмешательства правительства остается еще два дня) поручил министерству сельского хозяйства и антимонопольным структурам жестко пресекать попытки необоснованного завышения цен на продукты. «Нужно объяснять, информировать о том, какие запасы у нас есть, чтобы спекулятивные попытки снимать. Всегда есть люди, которые пытаются ситуацией воспользоваться», — сказал глава государства («Правда.Ру»).

Справедливости ради, ФАС начала шевелиться значительно раньше, но наша антимонопольная служба, в отличие от американской, не силовое ведомство — серьезными полномочиями не обладает.

К 3 сентября обстановка стабилизировалась — цены ползут вверх и дальше, но уже в спокойном деловом ритме. Гречка либо не подешевела, либо ее просто нет. Вдобавок засуха отменила в этом году традиционное сезонное снижение цен на плодоовощную продукцию.

Воспользовавшись ситуацией, обиженный на Москву Лукашенко «ограничил», а фактически запретил экспорт гречихи в Россию. Вряд ли белорусская гречка заметно бы сбила цены, но Батька, похоже, получил удовлетворение, как если бы плюнул в соседскую кастрюлю. В свете грядущего у нас дефицита молока он бы с удовольствием перекрыл и молочный кран, да жить-то с чего-то надо. А бескормица заставит наше село пустить под нож молочное стадо. Говорят, мясо может к зиме подешеветь, но не радуйтесь – это ненадолго.

Между тем засуха не имела бы таких последствий, если бы в нашем сельском хозяйстве нормально развивалась мелиорация. Но она не только не развивается, а наоборот — то, что еще чудом сохранилось, выкорчевывают, потому что кому-то сильно мешает:

«Далеко в поле виднеются торчащие трубы — это стояки мелиорации, поясняет директор совхоза имени Ленина Павел Грудинин. Только благодаря им картофель частично удалось спасти. Но многие поля Подмосковья сейчас отданы под дачи и коттеджи, а при строительстве трубы мелиорации выкапывают из-под земли и выбрасывают, говорят фермеры».

Такую живописную картинку рисуют «Вести.ru». В то же время некий либеральный эксперт возмущенно недоумевал на телеканале РБК, в чем смысл внесенного в Госдуму законопроекта, запрещающего использование сельскохозяйственных земель не по назначению: как можно — если человек купил землю, значит, она становится его частной собственностью,  и он волен делать на ней, что пожелает! Ну да, конечно. А кто ему мешает прикупить свободной землицы подальше от садов и пашен? Нет, ему обязательно подай поближе и пожирнее!

Да, но мы отвлеклись от картофеля. Немного его удалось спасти, как и в совхозе имени Ленина. «Россия в этом году закупит за рубежом около 4 млн. т картофеля, — сообщила министр сельского хозяйства Елена Скрынник. Министр отметила, что планируется собрать около 22 млн. т, а потребности страны — 29 млн. т» («Ведомости»).

«Скрынник хочет закупить 4 млн. Но недобор в потреблении из-за неурожая — 7 млн. Возможно, 3 млн. госпожа Скрынник не хочет покупать в расчёте на то, что несколько миллионов малоимущих граждан России сдохнут с голоду?» – негодует в Интернете радикально настроенный гражданин. Да нет, конечно, никто никому смерти не желает, но странная арифметика Минсельхоза неизбежно приведет к дополнительному росту цен, в котором будет и спекулятивная составляющая – весьма изрядная. Запланированная?

То, что действительно обнадеживает, так это то, что ажиотажный спрос не произвел цепной реакции Хотя  некоторых ситуация даже развлекала.  Так, например, в Интернете  стёбовое  «частное информационное агентство SMIXER» (СМИксер или СМИхер?) стращало: «В России в течение недели цены на продукты вырастут в 20 раз! Такого скачка цен в истории страны еще не было». Остряки, явно никогда не нюхавшие суровых времен,  отшутились на славу: «Как сказала экономическому обозревателю Smixer.ru одна бабка (ОБС — одна бабка сказала. — А.Д.) в очереди на рынке в Можайской области, «через неделю уже не будет тех цен, что сейчас»… Собеседник агентства уверен, что все надо покупать сейчас и как можно скорее».

Скверная шутка не сработала: никто не смеялся, но и сметать все с полок люди не стали. Видимо, потому, что «закрома» самых запасливых уже были забиты гречкой, а прочего дефицита не наблюдалось. Только цены раздражающе ползли вверх.

«Лидерами подорожания стали крупы, картофель и яйца. Экономисты говорят, что разгон цен на продовольствие исчерпает себя лишь зимой, но ему на смену придут другие факторы…» — не внушает оптимизма сайт SITEUA.ORG.

«Дмитрий Медведев провел в Саратове выездное заседание президиума Госсовета, посвященное регулированию внутреннего рынка продовольствия. По итогам обсуждения президент сказал, что настроен, скорее, оптимистически в том, что касается контроля ситуации с ценами на продовольствие. Президент России также заявил, что с теми, кто занимается взвинчиванием цен на продукты питания, должны разбираться прокуратура, МВД, антимонопольная служба» («Актуальные комментарии»).

Ладно, поживем — увидим. Оснований для паники действительно нет — мы привычные. Горим, затягиваем пояса и ждем обещанной метеорологами лютой зимы…