На международном политическом форуме в Ярославле президент Медведев вступил в полемику с теми, кто считает, что в России нет демократии, предложив сравнить с тем, что было двадцать лет назад. Хотя можно было бы ограничиться и меньшим отрезком. Те, кто считает нищету и демократию несовместимыми, представляют «либеральный рай» 90-х еще более далеким от демократии, чем нынешняя — «суверенная».

«Права человека в «нулевых» были гарантированы не просто лучше, чем в 90-х. Да что там говорить. В «нулевые» оные права попросту появились, тогда как в 90-х ими пользовались лишь элитарии и узкие группировки, обслуживавших элиты», — пишет Николай Федоров, генеральный директор ЗАО «Корпорация Сплав».

Однако, не желая лишний раз обижать либералов, зовущих к той самой — по их мнению, полноценной демократии, президент перешагнул через сомнительные 90-е в несомненно советские еще годы. По негласному консенсусу (без учета мнения коммунистов), тогда у нас точно демократии не было.

Но надо признать, что вопрос этот — с демократией — изрядно запутан. И президентские тезисы, призванные его прояснить, только еще больше затянули узел противоречий.

«Кремлёвские «аналитики» в очередной раз подставили президента, приготовив пустышку под названием «5 признаков демократии», — делится соображениями блогер agitator-mass.

«Первый: правовое воплощение гуманистических ценностей и идеалов, то есть все те ценности, которых мы придерживаемся, должны иметь правовую рамку» (цитируется по «Известиям»). Есть во всех конституциях — от сталинской до северокорейской эпохи чучхе!

«Второй: способность государства обеспечивать и поддерживать высокий уровень технологического развития».

И это есть. «Кто скажет, что в сталинском СССР не поддерживался такой уровень?»

«Третий: способность демократического государства защищать своих граждан от посягательств со стороны преступных сообществ».

Блогер рекомендует в ответ: «Просто спросите себя: когда такая способность была у государства выше — в нынешней России или в СССР?»

«Четвертый: высокий уровень культуры, образования, средств коммуникации и обмена информацией».

Тезис «СССР — самая читающая страна» знали все в мире! Да и образование, культура были на очень приличном уровне. Обмен информацией? Интернета, конечно, не было, зато была возможность добраться лично в любой уголок страны, не оставив в кассе последние штаны.

«Пятый: личная убежденность людей в том, что они живут в демократическом обществе».

Ну, тут уж самый широкий простор для толкования. Западники, например, ни за что не признают российскую демократию, пока она не вернется в кильватер «мирового сообщества» во главе с Америкой. И они же первые освистывают тезис власти, что в демократическом обществе должны уважаться законы (а разве нет?), то есть ведут себя как анархисты (анархия — разумеется, «мать порядка», но она наведет его только после коммунизма).

«Еще до отъезда в Ярославль, в ожидании поезда разговорился со своим хорошим знакомым русским политологом в Вашингтоне Колей Злобиным, — делится pronkou (для большей ясности: Николай Злобин — директор российских и азиатских программ Института мировой безопасности США. — А.Д.). — Так вот он на один день заболел и не полетел на встречу Валдайского клуба с Путиным в Сочи. Как оказалось, напрасно… Вот что об этой встрече пишет западная пресса, уж простите, отечественной особо не доверяю (ясное дело: скажи, кто твой друг… — А.Д.):

«Владимир Путин намекнул, что еще раз надолго усядется в президентское кресло. Миру придется приспосабливаться к его авторитарной системе управления, которая душит политическое инакомыслие, утверждает The Guardian. «Путин провел зловещую параллель с президентом США Франклином Рузвельтом, заявив, что пока не решил, будет ли баллотироваться на президентских выборах в России в 2012 году, но намекнул, что новый длительный срок в этой должности вполне возможен».

Когда душат «инакомыслие», это, конечно, плохо, но когда по нему только и судят о демократичности государства, как это делают на Западе, это совсем печально. Ибо в результате за расцвет демократии принимается жестокий фарс 90-х.

К Рузвельту мы еще вернемся. Но давайте уж пока прольем свет на критерии демократии. Вполне удачно их сформулировал уже процитированный здесь agitator-mass:

  1. Свободные, честные и состязательные выборы.
  2. Независимый суд.
  3. Независимые СМИ.
  4. Разделение властей.
  5. Гарантии прав человека.

В качестве общих тезисов все здесь сформулировано правильно, но для российской специфики требуются некоторые уточнения. К пункту 3: под «независимыми СМИ» не должны пониматься только СМИ из пула «демократических» олигархов (как это пытались нам навязать). И к пункту 5: гарантированы должны быть права человека, а не только либеральных меньшинств. Большинство уважает права меньшинств, но меньшинства (от либералов до геев) не посягают на управление большинством. Не надо нам уродств нынешней западной демократии — не доросли, слава богу!

А теперь давайте определимся, как запрягать будем (я, как и многие, сомневаюсь, что мы уже куда-то едем). Боюсь, что президент все-таки лукавит, объявляя, что модернизация и демократия должны идти рука об руку. При этом практически доказанным можно считать тезис, что демократия и бедность большей части населения очень плохо уживаются. Да вот, кстати, из записной книжки Рузвельта: «Нужда и свобода — несовместимы». Казалось бы, приоритетность ясна. Но не тут-то было.

«Вернусь к высказываниям ВВП в Сочи на встрече с членами Валдайского клуба, — продолжает свои заметки друг Злобина. — Его сравнение с Рузвельтом по своей сути нелепо, но найдет скорее всего абсолютную поддержку в российском обществе (в трезвости автору не откажешь! — А.Д.). Вместе с тем хочу напомнить, президентство Рузвельта закончилось «ногами вперед», неужели ВВП так же хочет закончить свое правление… Нужен ли России новый Брежнев, вопрос остается открытым…»

Дался же им Брежнев! Был еще и Дэн Сяопин, который не только из ума не выжил, но и мудрость проявил. Да тот же Рузвельт: чего позорного в том, что он покинул Белый дом «ногами вперед», оставив Америку богатой сверхдержавой? Знаю, не любят его друзья Запада, некоторые даже коммунистом обзывают… А ведь это настоящим коммунистам надо бы его недолюбливать. Не будь Рузвельта, который учел запросы общества на социальную справедливость, Америка могла бы кончить Великую депрессию и революцией… Или распадом США… Или уж во всяком случае плотным изоляционизмом, что исключило бы Америку из лидеров нынешнего глобализма. Странная неблагодарность со стороны как американских консерваторов, так и наших западников (на кого бы они сейчас молились, ведь и Западная Европа была бы другой).

Тем не менее, вопрос действительно остается открытым. Хотя бы потому, что модернизацию мы до сих пор ощущаем лишь на словах. Кто кому мешает в тандеме или кто мешает тандему, это вопрос, который будоражит общество. Медведев прав, что провал модернизации будет означать для России цивилизационную катастрофу, но если мы движемся поступательно, «чтобы не вылететь на повороте», то куда мы все-таки поворачиваем и где этот поворот?

«В Ярославле китайцы делятся опытом демократии с Павловским и Никоновым. Почему Великого Руководителя Ким Чен Ира не позвали?» — иронизирует kozlovsky (Олег Козловский) в twitter.

Да потому не позвали, что у бедствующей Северной Кореи нам учиться нечему, а Китай уже в этом году обойдет Японию и станет второй экономической державой мира. Да, в Китае маловато свободы в западном понимании, но никто не мешает работать и зарабатывать (а почесать языки китайцы еще успеют). Да, китайцы сегодня даже бедных русских считают весьма зажиточными, но они уже и сами не нищие и больше не голодают. Китай развивается стремительно. Нам у Китая действительно есть чему учиться — хотя бы как сделать так, чтобы больше все-таки двигаться, чем бояться «вылететь на повороте».

Демократия — не самоцель, а способ сделать мир справедливее (не волнуйтесь, господа, свобода входит в этот пакет). Если демократия достигает обратного (свобода для избранных), это уже не демократия, а надутый лживый пузырь. Но вопрос, как нам, наконец,  сдвинуться с мертвой точки, остается главным…