С реформой образования нам не везет изначально. Какое из направлений ни возьми — все не слава богу. Модернизация образовательных программ в школах довела до того, что преподавателям вузов приходится проводить ликбез для первокурсников (вчерашних выпускников школ) по многим предметам.

О ЕГЭ уже молчу. О платных образовательных услугах — молчу, молчу. Складывается впечатление, что разработчики реформы либо плохо знают нынешнее состояние дел в школах, либо не знают о них вообще. Каким образом чиновники и специалисты профильного министерства узнают о том, чем и как живет школа, можно только догадываться. Министр образования и науки РФ Андрей Фурсенко посещает отдельно взятые общеобразовательные учреждения. Как в подобных случаях встречают «высоких гостей», не мне вам рассказывать. Недавно в «маршрутке» услышала, как одна учительница делилась с другой своими впечатлениями о таком визите в одну из школ Ставропольского края: «Газоны подстригли, забор покрасили, из соседних школ компьютеры и шторы притащили, за счет средств родителей и педагогов купили новые стулья. Вот, мол, реализуем проект «Наша новая школа». Кому такая картина не покажется благостной, не говоря уже о министре! Тем и хороши иллюзии, что, погружаясь в них, сладко думать: если здесь хорошо, значит, и везде так. Свернул бы министр с дороги, заехал бы в первую попавшуюся школу небольшого села, где его, как говорится, «не ждали». Картина предстала бы совсем иная…

Министр вообще не в курсе того, сколько учителя получают. Судя по информации в одной из газет, Андрей Фурсенко узнал о зарплате педагогов на состоявшемся недавно пленарном заседании Госдумы. Когда Олег Смолин, зампредседателя комитета по науке и образованию Госдумы сказал, что учителя начальных классов маленькой сельской школы получают от 3 до 7 тыс. рублей, министр очень удивился.

Идем дальше. Итогом многострадального реформирования образовательной системы должен стать закон «Об образовании». Он заменит ныне действующие базовые — «Об образовании» и «О высшем и послевузовском образовании», принятые в 1992 и 1996 годах. В нем должны быть учтены все образовательные аспекты — от детского сада до докторантуры. Подготовка нового закона идет давно. Только вот принять его в конце этого года, как планировалось, не получилось. Тот, кто пытался читать  законопроект, вряд ли смог его осилить. Пробиться через 170 статей монументального (в 500 страниц) «труда» крайне трудно. Но это еще полбеды. Беда в том, что в проекте сплошь общие положения и не более. Понятия «цель» и «задача» образовательной системы отсутствуют как таковые. Самое интересное — нет ответов на главные вопросы: как и чему будут учить в дошкольных и образовательных учреждениях, как они будут финансироваться?

Возьмем общеобразовательные учреждения. К примеру, по новым стандартам детский сад, начальная школа должны быть размещены рядом с основной школой, но в отдельных зданиях. Если  предполагается строительство таких учреждений, то где брать на это деньги? В законопроекте о стандартах «второго поколения» говорится в общем, так что невозможно хотя бы  предположить, на что нужны будут средства, на что нет. В проекте нет также и намека на домашнее образование, которое сохраняется в ныне действующем законе. Не сказано и о налоговых льготах в образовательной системе…

Можно долго перечислять то, чего нет в проекте закона. Такое ощущение, что разрабатывали его исключительно теоретики, а не практики. Как выясняется, так и есть. Фактически авторы документа — представители министерств и ведомств, включая Министерство обороны РФ и Министерство сельского хозяйства. По мнению члена­корреспондента Российской академии образования Александра Абрамова: «Образование — это слишком серьезное дело, чтобы его можно было доверить только политикам, чиновникам и юристам». Доверили… Неудивительно, что на недавно состоявшихся в Государственной Думе парламентских слушаниях проект потерпел провал.

В послании Федеральному собранию Президент РФ обратил внимание на то, что проект закона «Об образовании» должен обсуждаться публично. Все это верно. Но на обсуждение остается мало времени — полтора месяца, исключая зимние каникулы. В том, что в проекте будет немало уточнений и дополнений, никто не сомневается. Депутатами уже внесено 600 поправок, 200 внес Союз ректоров России. Только боюсь, что коррективы в документ будут вноситься в режиме «ошпаренной кошки». А спешка неизбежна. Новый закон «Об образовании» Госдума должна принять в феврале уже нового года. Хотя… Как бы опять чего не вышло…