На одном из популярных сайтов («Голос России») задолго до конца декабря началось голосование за события, наиболее запомнившиеся в 2010 году.

Среди предложенных вех были даже такие, как «Появление странички Медведева в Твиттере» и «Путин за рулем Лады-Калины»: в качестве событий года их отметили не так много (0,4% и 2% соответственно), но все же и не так мало нашлось тех, для кого эти события затмили все остальные, включая летние пожары, — безусловного лидера сезона (40,2%). Интересно, что в опроснике нашлось место для «Победы российской заявки на проведение ЧМ по футболу-2018» (5,2%), но его авторы напрочь забыли о крупнейшем за всю историю провале России на Олимпиаде в Ванкувере. Понимаю нежелание сыпать соль на раны, но из песни, увы, слов не выкинешь.

А вот блогер yuss начал свой гимн «эффективным менеджерам» именно с этого: «1. Год начался с оглушительного успеха эффективных менеджеров от российского спорта во главе с Мутко в Ванкувере. Мутко и ныне там. Продолжает повышать эффективность». И далее в том же ракурсе по куплету досталось и остальным — от «эффективных менеджеров шахты Распадской», которым «удалось добиться того, что восстановлением частной шахты почему-то занялось государство за счёт налогоплательщиков», до «эффективных менеджеров от авиации», которых форс-мажор далеких от конца света погодных условий вогнал в управленческий ступор.

Только напрасно некоторые иронизируют. Менеджеры — они эффективные не для того, чтобы нравиться каким-то налогоплательщикам, а для того, чтобы делать бизнес, не считаясь ни с чем и ни с кем. И бьюсь об заклад, что никто из них не прогадал.

Кроме разве что Лужкова, но Юрий Михайлович как раз никогда себя и не числил среди этой когорты, предпочитая оставаться по старинке крепким хозяйственником. Погубило монументального столичного мэра не хозяйствование, а политика, когда он, заигравшись, попытался вбить клин между тандемом. Лужков думал, что создает себе точку опоры, а оказалось — вбил крюк для своего политического трупа.

Когда-то именно политика, а не «эффективное менеджерство», сгубила и Ходорковского, которому как раз в эти дни зачитывают новый приговор. Но именно заключение продлило его политическую жизнь, по-скольку некотороя часть общества убеждена в том, что оппозиция режиму автоматически освобождает «узника совести» от уголовных грехов. Очищенного таким образом Ходорковского уже вовсю таскают в качестве девственного знамени либеральных идеалов, отпугивая им граждан, которые были бы не прочь побороться за гражданские права, но чураются злых демонов 90-х.

Разумеется, врезалась в память авиакатастрофа под Смоленском. Ее до сих пор муссируют в Польше те, кого угнетает, что начинавшаяся так мощно атака на Россию польского авангарда западных «ястребов» на самом пике обернулась вдруг кардинальным потеплением между Москвой и Варшавой. Вызывает, правда, опасения, что уступки, распространившиеся почему-то и на Латвию, в конце концов поведут нас по зыбкому горбаческому пути, но остается надежда на фирменное политическое дзюдо, так любимое премьер-министром, когда напор соперника используется, чтобы заработать на нем очки. На этом ковре схватка еще не окончена.

Ничего пока толком не ясно с модернизацией. Одолеет ли она признаки застоя, зафиксированные Медведевым? Будет ли Сколково прорывом в инновационные сферы или с пущей силой примется сосать из бюджета под невиданные нанопроекты? Хотя можно согласиться с политическим обозревателем РИА Новости Николаем Троицким: «В 2010 году в Россию вернулась живая политика. Конечно, это не результат, а процесс».

Да, процесс пошел. Сначала президент продемонстрировал готовность власти считаться с общественным мнением, приняв решение о приостановке строительства дороги через Химкинский лес. Были и другие сигналы, но их осторожную умеренность вихрями подхватили сначала резонанс от страшной картины, открывшейся в Кущевской, а затем и прорыв русского самосознания на Манежной. Власть уже не могла снисходить к общественному мнению, она просто не могла с ним больше не считаться.

Поначалу, конечно, были попытки перевести стрелки: «Можно ли воспитать футбольных фанатов?» — педагогично ставили вопрос на центральных телеканалах, пока не поняли, что всех куда больше интересует, можно ли в конце концов перевоспитать наши ветви власти. И, несмотря на издержки стихийных протестов, это был, пожалуй, самый важный урок для все еще незрелого гражданского общества. Люди поняли силу коллективного протеста, а власть ее по достоинству оценила.

Однако еще очень многое катится у нас по наклонной, грозя рано или поздно упереться в какую-нибудь раскаленную площадь.

Вот, скажем, даже не все знают, что уходящий год был объявлен у нас годом учителя. Улучшилось ли что-то в положении педагогов? Едва ли. По мнению заместителя председателя думского Комитета по образованию Олега Смолина, Год учителя полностью провален. «Второй год подряд, — сказал он РИА Новости, — в большинстве регионов России зарплата учителя не повышалась. В следующем году им обещают ее позорную индексацию на уровне трех с половиной процентов в среднем за год, то есть вдвое ниже инфляции. Средства на поддержку лучших учителей в бюджете 2010 года были сокращены в пять раз. Под занавес работы Госдума приняла закон, предполагающий свертывание коммунальных льгот для сельского учителя. Ответственность за них передается в регионы».

Ладно, учителя — интеллигентные люди, не чета футбольным фанатом, могут и потерпеть. Но кто поручится, что и это терпение как-нибудь враз не иссякнет? Как ни странно, такой поручитель имеется.

«Подобные настроения накапливаются, и пока неясно, чем это закончится. Я не говорю, что будет социальный взрыв. Здесь, в России, горючей массы никогда не будет, это мокрая древесина, она никогда не загорится, а будет гнить. Идет порча человеческих отношений, прежде всего норм коллективного взаимодействия. Но разложение идет. И наши формы протеста приобретают характер медленного разложения, роста коррупции, роста мелких правонарушений, диффузной агрессии и безобразий», — поделился директор «Левада-центра» Лев Гудков с «Огоньком».

Осторожнее с огнем, профессор! В России и впрямь долго тлеет, но вспыхнет — не погаснет. Не нужно успокаивать тех, кто рассчитывает шикарно тут «загнивать» и дальше.

Что еще было в уходящем году? Были, конечно, теракты, самыми громкими и кровавыми из которых стали взрывы в московском метро. Организаторы этого бессмысленного убийства, как и обещал Кремль, от возмездия не ушли. Но самое главное — очевидность того, что подобные акции не выполняют своей главной задачи, — устрашения: зря только самозваные воины Аллаха расходуют зомбированный материал.

Были еще шпионские скандалы, оставившие в основном гламурный шлейф Анны Чапман и отпечатки грязных рук очередного предателя, скрывшегося на щедром к ним Западе.

Словом, если что и упустил, скучать было некогда. Год Тигра на излете. Теперь можно точно сказать, что характер большой кошки с ее опасной игривостью и хищными повадками проявился в полной мере.

Если и наступающий год Кролика будет так же соответствовать зоологическому характеру, можно уже попытаться представить, что он нам сулит. Остряки предрекают, что мужчины будут напористее, а женщины — сговорчивее. Менее жизнерадостные уповают на вегетарианские кроличьи предпочтения. Но главное — не стоит забывать, что кролик, загнанный в угол, может превратиться в страшного зверя…