«Планета обезьян» кончается тем, что люди бегут с этой кошмарной планеты, но на Земле находят все тех же обезьян, занявших их место. Это в романе Пьера Буля, а вот в голливудской экранизации 1968 года люди вообще никуда не улетали, о чем говорит статуя Свободы, занесенная песком по самый факел.

Ничего не имею против обезьян — я к ним вполне толерантен, но чтобы они эволюционировали, человечеству для начала придется уступить им дорогу, грубо говоря — деградировать. И несмотря на то, что прогресс науки и технологий продолжается (а ряд ученых очень аргументировано доказывают, что еще при жизни нынешних поколений он остановится), время людей уже потекло вспять.

Наверное, я преувеличиваю — и речь всего лишь о новом витке исторической спирали. Но это, похоже, будет качественно новое старое. Например, феодализм с компьютерами. Надеюсь, до стадии обезьян с сотовыми телефонами мы так быстро не долетим. Хотя, как знать…

Но вернемся в пока еще наше время.

Последний «Честный понедельник» на НТВ бурно обсудил «русский авось» (хотя, как выяснилось, мы себе льстим — в мире это явление распространено весьма широко) и, главное, «коллективную безответственность», в результате которой за самые чудовищные промахи, упущения и разгильдяйство никто у нас не отвечает. Соответственно никто и не беспокоится, чтобы предотвратить новые беды, вроде терактов, рушащихся гипермаркетов или сосулек, падающих на голову ребенка.

«Коллективную безответственность» для начала нужно сузить до начальников, принимающих решения (или не принимающих их), а вот «авось» оставим людям, от решения которых ничего не зависит (нельзя же отнимать у них единственное утешение!). Иначе придется согласиться с полной справедливостью принятой практики наказания стрелочников, а то и вовсе непричастных. А вот когда мы выделим кластер действительно причастных, мы поймем подлинные причины безответственности.

В пылу полемики на НТВ кто-то назвал теракт в Домодедово «нашим 11 сентября», на что некий циник тут же напомнил, что «у нас было много этих 11 сентября!» И тогда стало очевидно, что ничего практически не менялось. Вначале — суета, причитания и грозные заявления, повышение суровой бдительности и даже испепеление под горячую руку двух-трех бандформирований, а потом — релаксация и наезженная колея. Сколько еще нужно «Домодедовых», чтобы мы заметили наконец этот порочный круг? Ну вот – кажется, заметили, по крайней мере — на уровне общественного сознания. Даже в России нельзя не заметить старые грабли после …надцатого щелчка в лоб.

Однако «русские вопросы» «Кто виноват и что делать?» только потому и традиционные, что никогда не решались. Во всяком случае, пока революционный порыв не сметал с доски всю партию. Потом фигуры снова расставлялись, не считая съеденных и потерянных, пешки проходили в ферзи, а былые ферзи становились пешками, но партия продолжалась. Новая партия по старым правилам.

И главное правило, если отбросить демагогию, очень простое — закрепиться наверху и обеспечить полную безопасность своего положения. Поэтому «коллективная безответственность» власти — это скорее классовая солидарность. Потому что класс господ не может отвечать перед народными массами. Это принципиальное положение.

Многим, наверное, памятен инспекционный бросок Медведева в метро после того же Домодедово. Там президент увидел то, что и хотел увидеть, — «потемкинскую деревню» обеспечения безопасности по последнему слову науки и техники. А далее было вот что:

«Люди, которые умеют пользоваться этой аппаратурой, уехали сразу после президента… Всю аппаратуру после отъезда президента сложили в углу, причем возле нее даже не выставили милицейскую охрану» (NEWSru.com).

Однако самым симптоматичным было то, что аппаратуру начали демонтировать тотчас после ухода Медведева, не дожидаясь, пока отбудут представители прессы. Даже во времена светлейшего князя Потемкина не действовали столь бесцеремонно. И это говорит о том, что так называемые ответственные лица начисто лишены страха за свое положение. В самом деле, не бояться же им демонстративной отставки с последующим негласным повышением? А повышение — в чине или в окладе — непременно последует в качестве компенсации за невольное публичное унижение. И это правило соблюдается свято не из особенной гуманности правящего класса, а только ради гарантий остальным его представителям.

Как видите, никакого отношения к пресловутому «авось» это не имеет. Начальство в метро не ездит, так чего же ему зря тратиться? Это не авось, а холодный расчет.

Так-то, господа. Кстати, а почему мы так и не привыкли к этому приятному во всех отношениях обращению? Почему оно кажется нам насмешкой?

Постойте, а как же президент?! Он что — даже не догадывается, что за его спиной творят приближенные? Ох, лучше не спрашивайте. Может быть, помните, как однажды еще президент Путин вспылил, когда увидел на Дальнем Востоке, что ему втирают очки, и захотел все круто поменять? Ну, поменял главу кабинета (Фрадкова на Зубкова) — и… остыл. Почему? Да потому что «дворянский царь» — по сути пленник своего же класса. Слишком узок на самом деле коридор принятия решений у наших «всесильных властителей». И всегда был узок, еще когда президенты взаправду назывались царями.

Не знаю, хватало ли ума у прежних господ не раскрывать истинного положения перед народом или тогда просто не было столько свободных журналистов, но, согласитесь, миф о добром царе, от которого скрывают правду коварные  вельможи, тогда оказался более живучим. Теперь – не скроешь. Знает все наш президент, хотя, может, и хотел бы не знать.

К чему ведет такая гласность в конечном итоге, догадаться нетрудно. Это лишь вопрос «тайминга», как выразился один продвинутый журналист, ведя радиорепортаж из бурлящего Каира. Но говорить, что наша элита утратила инстинкт самосохранения, наверное, бессмысленно. Просто там каждый намерен спасаться в одиночку, считая себя самым изворотливым и дальновидным. Но это на крайний случай, а пока они рассчитывают, что в России такое положение вещей может продолжаться неопределенно долго.

Не знаю уж, насколько они правы, но революционные потрясения, как хорошо известно из нашей собственной истории, это очень вредно для всех, при том, что это лишь временный выход, а иногда и вовсе не выход, как показала смена строя в 1991-1992 гг. На мой взгляд, необходимо мощное общественное давление на власть, ибо угроза почти всегда эффективнее ее исполнения. Угроза снизу — это единственная разумная возможность исправить положение вещей. Любое другое развитие лежит на пути к «Планете обезьян». Или к очищающей, но очень кровавой бане.

Если кто-то решит, что я имею в виду только Россию, не заблуждайтесь. «Бегство с планеты обезьян» так же невозможно, как в одноименном голливудском сиквеле. Судите сами.

«В Нью-Йорке вечером 31 января состоялась акция протеста против планов властей закрыть более 20 городских школ. В ходе митинга были задержаны 24 его участника, в том числе двое членов городского совета. Об этом сообщает агентство Reuters.

Протестующие собрались на пикет у здания нью-йоркского департамента образования в центре Манхэттена. Демонстранты живой цепью перекрыли прилегающую улицу, скандируя «Помогите школам, а не закрывайте их». Поскольку демонстранты не прореагировали на предложение разойтись, полиция приступила к решительным действиям, сообщает Lenta.ru.

Ничего не напоминает?

Пока Америка учила Россию демократии, сама как-то незаметно переобучилась. А если серьезно, то это глобальный процесс постепенного свертывания демократической вольницы. Поскольку с исчезновением СССР нет больше соревнования систем, нет больше и нужды пускать пыль в глаза.

И не стоит тешить себя иллюзией, что это частный случай, редкостное злоупотребление или недоразумение. Наоборот, то, что такие сообщения проходят еще по разряду курьезов, объясняется инерционным развитием.

Мир меняется…