Некоторое время назад по Интернету гулял рассказ тридцатипятилетнего руководителя о своей помощнице Насте: «Ей двадцать два года. Она учится на последнем курсе юридического института. Следующим летом ей писать диплом и сдавать «госы».

Без пяти минут дипломированный специалист, она не знала, что когда-то была Великая Оте­чественная война, что раньше люди жили в государстве под названием «Советский Союз»… Она истории своей страны не знала.

Из диалога Насти и шефа:

«— Немцы бомбили Москву. Во время войны. Прилетали их самолёты и сбрасывали бомбы.

—  Зачем?

А действительно. Зачем? «Сеня, быстренько объясни товарищу, зачем Володька сбрил усы!». Я чувствовал себя как отчим, который на третьем десятке рассказал своей дочери, что взял её из детдома. «Па-а-па! Я что, не род-на-а-а-я-я?!».

А между тем Настя продолжала:

—  Они нас что, уничтожить хотели?!

—  Ну, как бы, да…

— Вот сволочи!!!..

…Раньше я думал, что те, кто говорит о том, что молодёжь тупеет на глазах, здорово сгущают краски, — пишет автор рассказа. — Да, моя Настя, это, наверное, идеальный овощ, взращенный по методике Фурсенко. Опытный образец. Прототип человека нового поколения…»

…Читаю свежую цитату из министра Фурсенко: «Мы должны закладывать в стандарты образования модель экономики и общества будущего». Неужто нас ждет такое «темное» будущее, как описано выше?.. А что, очень может быть. Во всяком случае признаки появляются уже сегодня. На днях слушал доклад ростовской школьницы о пушкинском журнале «Современник». Девушка увлеченно говорила о нем и даже пыталась ответить на вопрос, чему журнал сможет научить людей, живущих сегодня. Так вот, в работе юной исследовательницы «Современника» прозвучали любопытные данные. Опросила она своих одноклассников и выяснила: о том, что этот журнал вообще был, знают единицы — 20 процентов старшеклассников!.. Чему  и как учат их на литературе, ведь в программном курсе — очень много критических статей, опубликованных именно в «Современнике»…

Скажете, учителя сделать крайним легко. Но согласитесь, что от педагога многое зависит. Прежде всего интересен ли будет предмет его ученикам…Если интерес возникнет, наверняка школьник начнет учиться с большим удовольствием. Учение с увлечением — это когда идти в школу хочется …

От учителей действительно многое требуют. Однако взамен дают мало. У педагогов по-прежнему скромные зарплаты. Труд учителя никогда не оплачивался высоко. Но ведь говорят, раньше на зарплату прожить было можно, а сегодня цены взлетели так, что одного заработка мало.

О престиже или хотя бы уважении к труду учителя и говорить не приходится. Образование сегодня — это услуга, которая оказывается потребителю. А как гласит известная фраза: «Потребитель всегда прав».

Учительница математики из моей школы пару лет назад уволилась. Потребители образовательных услуг — дети — «накатали» на нее жалобу директору. Руководитель учебного заведения, видимо, рассудив, что родители недовольных легко могут перевести своих деток в другую школу, принял решение в пользу  учеников. Что вы хотите: подушевое финансирование – чем больше учеников, тем больше средств выделяется. Вот так обычная школа лишилась хорошего педагога. Учительница ушла работать в лицей. Там иной контингент учащихся: работать с лицеистами легче…

А дикий случай в Санкт-Петербурге помните? В прошлом году молодую учительницу начальных классов избил недовольный плохой отметкой своего чада 22-летний папаша… Профессию учителя пора объявлять опасной и за вредность доплачивать.

Впрочем, последнее делать вряд ли будут. Ничего о поднятии статуса педагогических работников даже в новом законе «Об образовании» нет.

«Скоро и школы не станет», — вздохнув, сказала одна моя знакомая учительница. Не вызывает уверенности у педагогов действия по реформированию отечественного образования: такое ощущение, что школу целенаправленно пытаются уничтожить. Хотя кому интересно мнение обычного школьного учителя? Стандарты пишут чиновники и теоретики, далекие от практики образования. Законы пишут тоже «люди обученные». А планка образованности все падает и падает. Как процесс падения остановить, нет единого рецепта. Не упустить бы момент, когда будет пройдена точка возврата.