…Родственница моих знакомых, 50-летняя жительница города Шахты, после тридцати благополучных лет супружеской жизни осталась одна. Когда закрылась шахта, где трудился ее муж, то вместе с другими оставшимися не у дел мужиками он подался на заработки в столицу.

Начал вкалывать там на стройке (естественно, без оформления), жил в ужасных условиях. Поначалу рвался домой, но потом вдруг перестал. Оказалось: нашел там себе другую женщину, «подженился», сообщив шахтинской супруге, что не вернется.

…Еще пример: супружескую пару из Зверева, о которой я когда-то писала, разметало по стране. Он (бывший горнорабочий) перебрался в Подмосковье, куда, как в воронку, затягивало дешевую рабсилу со всей страны, поселился в приспособленной под общагу халупе. Следом за ним и жена уехала из Зверева — там работу днем с огнем не найти. Перебралась в поисках заработка в Краснодарский край, устроилась поваром на стройку в Красной Поляне. Сохранится ли семья? Трудно ручаться. Работают словно заведенные, успели уже отвыкнуть друг от друга, в головах только мысль, как бы не лишиться хоть этих скудных средств к существованию.

По сути — те же гастарбайтеры, что и приезжие из Средней Азии, Молдовы, Украины. Кстати, с немецкого само это слово переводится как «гостевой рабочий». Но почему ж достается этим «гостям» так, словно они и не люди вовсе, а непонятно кто — существа среднего рода? Почему работодатели ведут себя с ними, как белые колонизаторы с аборигенами?

Какие там оформление по Трудовому Кодексу, соцпакет, больничные — на это никто из нанимаемых даже и не претендует, надеясь хотя бы, что наниматели при расчете не слишком обманут. Хорошо еще, если максимум наполовину, а то ведь из-за штрафов могут и больше списать.

Но это все цветочки (хоть какая-то зарплата ведь все-таки выплачивается), а вот ягодки — когда работодатель «кидает» своих подчиненных, не платит зарплату вовсе. Люди честно трудились, а им — дырку от бублика. И это становится уже распространенным явлением. На сайте облпрокуратуры постоянно размещается информация о привлечении к ответственности руководителей-«кидал», но их, увы, меньше не становится.

…В Октябрьском районном суде встретилась со старой подругой, которая вместе с полутора десятком сослуживцев уже второй год борется за невыплаченную зарплату. Прежний хозяин фирмы умер, а его наследники немедленно приступили к дележке. Коллектив сотрудников, за исключением нескольких приближенных, тут же был пущен побоку — зарплату платить перестали. Путем отработанных манипуляций «как бы обанкротили» фирму, объявили об отсутствии денег на счету.

А сотрудники (ах, упрямые!) пошли судиться. И в конце концов добились своего. Недавно узнала об их победе — удалось-таки взыскать с хитрецов-хозяев долги по зарплате.

Можно радоваться, но… не хочется. Почему человек должен с боем выбивать свои кровные, тратить время на суды, адвокатов, отпрашиваться с новой работы? Вот многие и не выдерживают судебного марафона, сходят с дистанции, хотя ощущать себя лохом неприятно. Но они оправдываются перед собой: да бог с ней, с этой зарплатой, пусть все останется на их (нечестных хозяев — Л.К.) совести. Наивные! Совесть для любителей «халявного труда» — категория нематериальная и неходовая.

А есть еще и балансирующие по грани криминала способы прикарманивания «халявного труда». Например, использование на дальних чабанских точках бичей-бомжей. В каких условиях они там живут, как умирают, одному богу ведомо. Настоящие рабы — в двадцать первом веке. Или еще пример: в некоторых якобы борющихся с наркоманией центрах (действующих под флагом малоизвестных псевдорелигиозных течений) нередко практикуется «сдача в аренду» подопечных реабилитантов. Отвозят к какому-нибудь предпринимателю, те у него работают «за бесплатно», затем их возвращают домой. Трудотерапия, называется…

История учит, что нельзя слишком уж сильно перегибать палку — это обычно ничем хорошим не кончается. И государственным органам власти тут в сторонке не отсидеться.

На заре советской власти, постигая грамоту, граждане новой страны выводили мелом на досках: «Мы не рабы. Рабы не мы». С тех пор прошло много лет. Сейчас рабы немы. Пока…