Ажиотажный спрос — страшная штука, особенно если он тотальный. В Белоруссии в преддверии девальвации сметали всё — от макарон до холодильников, от соли и спичек до… железнодорожных билетов. Продавцы при этом вели себя как нормальные спекулянты, меняя ценники прямо перед носами покупателей.

Местные либералы издевательски предлагают устроить в Беларуси «экскурсии для ностальгирующих по «совку» — туры по магазинам с пустыми полками. Вот только если белорусы из одной крайности кинутся в другую, российский опыт для них пропадет зря. Они еще не знают, что такое шоковая терапия и либеральный рай 90-х. Президент Лукашенко своим опытом просто показал, что истина все-таки посередине.

Кризис в Белоруссии, как утверждают наблюдатели, начал раскручиваться еще в марте. Хотя я бы назвал это лишь видимыми проявлениями того, к чему уверенно шли уже давно. Правда, глаза у Лукашенко стали  раскрываться именно этой весной. Вот, например, из его Послания белорусскому народу и Национальному собранию 21 апреля:

«Многие руководители предприятий и чиновники так привыкли, что за них все решает Президент и правительство, что сами уже не хотят и не способны думать, тем более работать самостоятельно, — передает речь БЕЛТА. — Не говоря уже о том, чтобы предлагать эффективные, новаторские решения».

Увы, это коренная системная ошибка командно-административной системы. Батька сам приучил аппарат к беспрекословному подчинению, но когда ему вдруг понадобилась инициативность, то приказом ее не воскресишь. Инициатива уходит в тень (а потом, когда режимная клетка распахнется, из нее вылетают мутанты рыночной экономики). Доказано поздним советским опытом. Но Лукашенко либо прогулял эти уроки, либо счел, что они касаются кого-то другого.

Или вот еще откровение оттуда же: «Дисбаланс внешней торговли приобретает угрожающие размеры. В его основе — структурные несоответствия производства реалиям современной экономики и рынков. Это — одна из самых болевых точек нашей экономики и одна из причин сложной ситуации на валютном рынке».

Верно! Только слишком долго тянулся этот «хвост» несданного еще по СССР зачета. Вал неконкурентоспособных товаров в конце концов погребет под собой тех, кто упивается дутым ростом. Увы, в отличие от Китая, для которого новейшая история России стала просто волшебным учебником и путеводителем, Белоруссия сегодня — это страна невыученных уроков.

Однако  всё  это  еще только присказка, а сама сказка впереди. Такое управление с весьма существенными, но скрытыми дефектами, могло продолжаться еще довольно долго. Даже очень долго, если не делать резких движений. Но Батька совершил роковую ошибку гораздо раньше. Он увлекся политическим лавированием. И в конце концов не вписался в поворот.

Выступая в эти дни в Астане, Лукашенко констатировал, что власти «переборщили» с выпуском национальной валюты. Однако основной причиной кризиса руководитель государства назвал резкое подорожание энергоресурсов» («Дни.ру»).

О да, подорожали. Потому что девальвировались обещания Батьки — о едином с Россией государстве, о единой валюте, о пресловутом признании Абхазии и Южной Осетии наконец. Это цена заигрывания с Евросоюзом в ущерб России. Беспошлинная нефть перестала рекой течь на белорусские НПЗ, чтобы вытекать оттуда на Запад в виде драгоценного бензина. Рентабельность переработки резко снизилась. Пришлось это чем-то копенсировать — вот и «переборщили» с эмиссией, а как же — уровень жизни понижать нельзя, а перед выборами и вовсе обещано было значительно повысить. Сильно рассчитывал Лукашенко на западные денежки за «честные выборы», настолько сильно, что уже в открытую игнорировал сигналы из Москвы, ищущей примирения. Только зря он думал перехитрить своих демократических благодетелей, ибо те собирались сделать то же самое с ним самим. В результате Лукашенко пришлось подавлять попытку «оранжевой революции». Может быть, хоть теперь он понял, что византийская простота московского давления ему гораздо ближе, чем иезуитская школа западной политики?

Но теперь уже Москва осторожничает и не спешит на помощь. Нет, не бросит, но векселя пустых обещаний больше не принимаются. И Александр Григорьевич это прекрасно понимает. Но уж больно ему не хочется.

«Вопрос состоит в том, как выкрутиться. Выкрутимся», — пообещал белорусский лидер, выступая в Евразийском национальном университете имени Гумилева в Астане.

Никто и не сомневается, что Лукашенко будет извиваться до последнего, а он в свою очередь со всей своей прямотой этого и не скрывает. И это хорошо — считай, пошел прямой деловой разговор. Батька будет выкручиваться, зная, что, если не выйдет, есть кому его поддержать — Москва наготове со своими предложениями.

И не нужно думать, что Белоруссию проглотят российские олигархи. Проглотят, конечно, если им позволить, но уж тут вся надежда на знаменитую Батькину сметку. Думаю, сторгуются. К взаимовыгодному удовольствию. Другого нормального пути на сегодня нет.

Или уж — по проложенным Россией в 90-е граблям к дикому капитализму и социал-дарвинизму под диктатом Запада. Надеюсь, белорусы на пути к демократии не захотят узнать, чем пахнут мусорные баки, которых нанюхались в свое время бедные россияне.

И одними только заградительными барьерами не обойдешься. «Список граждан иностранных государств, присутствие которых на территории Белоруссии нежелательно, насчитывает 400 тысяч человек, 200 тысяч из них — граждане России». Об этом, как сообщает «Интерфакс», рассказал председатель государственного пограничного комитета Белоруссии Игорь Рачковский.

Долго это продолжаться не может. Северную Корею из Белоруссии сделать не удастся. Так что это временно. И правильно, ибо желающих устроить тут полигон либеральной революции — пруд пруди. Кстати, неужели у нас 200 тысяч потенциально опасных «подрывных элементов» — это какая-то перестраховка, и как их вычислили? Вот работает КГБ!

Но клапаны уже открываются:

«По нашему мнению, приватизация не должна носить обвального характера», — заявил белорусский президент. Он сообщил, что в период предыдущих мировых кризисов именно мощный госсектор позволял удерживаться на плаву. Лукашенко отметил, что ничего не имеет против частной собственности, однако не приветствует продажу государственных предприятий «за бесценок». «Мы за частную собственность, которую человек создает сам», — пояснил президент («Дни.ру»).

И вот это — правильное понимание. Если в основе белорусского рынка будет не воровской, а трудовой капитал, все будет намного чище, чем вышло у нас.

Напрасно злорадствуют праволиберальные западники, что это тонет последний островок «совка», оставшийся от Советского Союза. Нет, это было всего лишь тупиковое ответвление социализма, из которого есть выход не только на буйные просторы дикого капитализма. После крушения СССР все как-то напрочь забыли о хорошей идее конвергенции двух систем, а зря! Набив шишек в тупиках свободного рынка и командной экономики, у России и Белоруссии есть хороший шанс объединить опыт и найти разумную середину.

Это, конечно, в идеальном варианте. Жизнь, как правило, сложнее…