И вот очередной День России, или же День принятия Декларации о государственном суверенитете России, как именовался этот праздник до 2002 года. Праздник это или лишний выходной? А для кого-то — и день национального позора. Я бы предложил считать это просто исторической вехой, хотя еще неизвестно, на каком пути — к возрождению России или…

В студии «Честного понедельника» на НТВ экономист Ирина Ясина оказалась чуть ли не единственной, для кого 12 июня — праздник. Нет, были и другие — тоже немного — кто считает это праздником, но, скорее, со слезами на глазах. Потому что Сергей Станкевич, например, в 1990 году, когда принималась эта Декларация, мечтал об обновленном Союзе, а вовсе не о развале СССР. И только Ясина празднует экономически оправданную с ее либеральной точки зрения дезинтеграцию громадной плохо управляемой страны. С какого ее размера наши либералы окажутся способны управлять хорошо, остается неясным, но Россия все еще слишком велика для «свободной руки рынка», следовательно, праздник должен… развиваться и углубляться.

Политолог Александр Дугин в ответ на «здравомыслящие» рассуждения бросил Ясиной многозначительную реплику: «Не зря вы из Фонда Ходорковского!» Ой, боюсь, не зря…

С каждым днем отсидки Михаил Ходорковский превращается во все более невинно осужденного узника. Для России это слишком весомый фактор. Большинство людей просто не разбирается в хитросплетениях легальных экономических операций и хитроумных махинаций в свете нашей усложненной и часто размытой законности, а потому легко соглашается с доводами, сводимыми к житейской логике, что дело против бывшего олигарха как бы высосано из пальца. И общество приходит к странному консенсусу: по первому приговору Ходорковский отсидел, а значит — чист, а по второму — сидит уже как политический узник. Узник совести?

«Биография Михаила Ходорковского в исполнении его апологетов подчас напоминает сталинский курс истории ВКП(б), где в роли любимого вождя выступает осужденный за финансовые махинации олигарх… «Подобно тому, как достоверная история японских императоров упирается в мифологические сказания о богине солнца Аматэрасу, недавнее, казалось бы, прошлое российских олигархов обросло совершенно фантастическими слухами» — писала о Ходорковском в августе 1999 года Юлия Латынина и на пальцах объясняла, как нефтяной олигарх «кидал» партнеров, государство и народ…» (Stringer).

А вот какие мифы об уже обновленном олигархе сочиняет та же Латынина сейчас:

«Есть люди, которых деньги и власть делают лучше. Их мышление приобретает другой масштаб. К таким людям принадлежит Ходорковский»…

Дальше — больше:

«До ареста Михаила Ходорковского вектор развития России был направлен в сторону открытого общества… И символом этого вектора был как раз Ходорковский».

Чуете, как резко переменились векторы — с «кидалова» на «открытое общество». Вот уж поистине, прошлое в России непредсказуемо!

Как известно, безвинный сиделец у нас — это уже страдалец, а страдания искупают все прошлые грехи (даже не обнаруженные следствием). И в этом — огромная надежда либералов-западников, которые чувствуют громадный приток сторонников за счет искренне сочувствующего русского люда. Ходорковский превращается в Нельсона Манделу Северного полушария, а это вам уже не смешной «отец русской демократии».

Правда, окончательная метаморфоза мерзкой капиталистической гусеницы в прекрасную либеральную бабочку ему еще далеко не гарантирована. Что бы там ни говорили, а уроки новейшей истории даром для россиян не прошли, а потому большинство все же осознает, чем грозит стране эта кукольная «манделизация». И они  говорят, не вдаваясь в юридические тонкости: пусть сидит. Социально эта сила как минимум  уравновешивает сострадательную волну.

И вот либеральная мысль в последнее время мечется в поисках крепкого союзника. История подсказывает — все великие буржуазные революции прошлого были национальными, проще говоря — националистическими. Вот Ирина Ясина чудовищно морщится, когда Егор Холмогоров говорит, что Россия должна стать страной русской нации: «Не дай бог!» Но такие либералы уже практически в меньшинстве. Крамола, заложенная Миловым и ему подобными, овладевает их рядами. Свежий опрос на сайте «Эхо Москвы» «Надо ли разрешить регистрацию националистических партий?» показал еще вчера немыслимый здесь результат: да — свыше 57%!

Ну да, конечно, подрастает своя молодежь, как обычно ломающая стереотипы старших поколений, но главное — нет у либералов ударной силы для революции. И корень здесь в том, что их глубоко индивидуалистическая психология не позволяет им в массе бездарно рисковать  даже ради самых великих целей. Ходорковский тут не образец: он-то как раз хорошо знает, ради чего всё поставил на кон — куш того стоит!

Есть, однако, одно своеобразие российского либерализма, которое серьезно препятствует ему привлечь на свою сторону даже тех националистов, которые готовы отказаться от имперской идеи. Чрезмерное западничество привело наш либерализм к отрицанию любых проявлений «особого пути», а значит, и сугубо национального. Западник — это принципиальный проводник идеи подчинения всех культур западной, вплоть до полного в ней растворения. А это редкостный националист оценит.

Тем не менее в арсенале «свободомыслящих» остаются сценарии революций: «бархатной» (власть, доведя страну до ручки, сама падает к ногам революционеров), «цветной» (массовые протесты и обвинения в фальсификации выборов) и «ливийской» (революционное меньшинство окапывается в каком-нибудь новом Кронштадте и дурным голосом взывает к НАТО). Но для всех этих сценариев необходим общепризнанный вождь, а им может стать только Ходорковский. При этом власть, отворившая перед ним ворота тюрьмы, их скрипом сама, как «Аврора», подаст сигнал к началу. Вот так уж сложилось и никуда от этого теперь не деться. Юриспруденция отдыхает. Либо Ходорковский сидит, либо страна встает на уши.

А теперь тем, кого такая перспектива вдохновляет или хотя бы не пугает, предлагаю заглянуть в будущее. Предупреждаю, что это не домыслы горе-футурологов, а совершенно достоверная картина, которую мы все увидим, если мечта наших либеральных революционеров все-таки осуществится. Итак, внимание!

«Правительство Ирака, возглавляемое премьер-министром Нури аль-Малики, становится все более коррумпированным и автократическим. Если не считать периодически проходящих выборов с участием соперничающих партий, то новый Ирак начинает походить на старый, саддамовский. Бюрократы Малики вовсю преследуют как отечественные, так и зарубежные СМИ, осмеливающиеся освещать злоупотребления администрации…

Такова новая иракская демократия, на которую Соединенные Штаты потратили больше 800 млрд. долларов, пожертвовав жизнями 4500 американцев. В этом Ираке противников режима арестовывают и пытают; почти треть иракских христиан бежала из страны, не выдержав террора, а религиозные фанатики заставляют все больше женщин носить паранджу…» (The National Interest, США).

Забыл предупредить недогадливых, что, читая эти строки, нужно было мысленно заменять слово Ирак на Россию (премьера/президента можно выбрать по вкусу). Это, считайте, идет 9-й год после того, как мы призвали Запад обустроить тут нам свою непутевую жизнь. Результат: все то же самое, но уже в самых отвратительных формах и без лучезарных надежд что-нибудь изменить революционно. Нет, можно еще разок устроить бучу и еще на десятилетие ввергнуть страну в хаос и невзгоды, чтобы с новой элитой получить нечто еще более мерзкое. Как говорится, нет предела совершенству. Нет уже только национального суверенитета — считайте, России. И нет российского правительства — неважного, не всегда компетентного, изрядно коррумпированного — но все же идущего шажок за шажком на уступки общественным требованиям, чтобы — в том числе — не допустить революционных потрясений.

Кстати, имейте в виду, что подлинная революция несет в себе смену общественно-исторической формации, а нынешние псевдореволюции — это всего лишь захват власти совершенно определенными силами, которые будут служить только себе и своим иностранным хозяевам. То, что западнику здраво, России — смерть…