Есть у меня мечта — собрать вместе конструкторов, дизайнеров, тех, кто производит, и тех, кто закупает автобусы со сплошными стеклами без форточек. Посадить их в такой автобус и провезти по маршруту Батайск —  Ростов в жаркие дни.

Чтобы постояли они в пробках перед Ворошиловским мостом, чтобы увидели пассажиров, которые теряют сознание, чтобы вышло из них «семь потов», а потом спросить: будете еще выпускать и закупать такие автобусы?

Я понимаю, что это несбыточная мечта. Это как у Михаила Жванецкого, который говорил: «Даже простой крейсер под моим командованием не войдет в нейтральные воды… Из наших не выйдет». Возможно, конструкторы и не признают свою вину — они ведь выпускают такие автобусы с кондиционером. Только для водителей это лишний расход бензина. Вот и находят способы внести «прохладу» в салон автобуса, открывая дверь во время движения.

Конечно, это нарушение правил. Но многие смотрят на законы, как на нечто несущественное. Во всяком случае, пассажиры за такое нарушение говорят «спасибо».

А водителю проще «слегка нарушить», чем нести расходы на бензин, на который цены никто не сдерживает. Последнее время розничные цены на топливо медленно — 4­5 копеек за литр, но растут. В дальнейшем этот рост продолжится, и их никто сдерживать не будет, считает директор по развитию и маркетингу центра «Кортес» Павел Строков. Кроме того, «Роснефть» на днях преду­предила, что снижение цен на бензин, на котором настаивает ФАС, может обернуться его дефицитом на российском рынке.

Потом ситуация пойдет по кругу. Федеральная антимонопольная служба наложит миллиардные  штрафы на нефтяные компании за завышение цен на бензин. И тогда уже государство скажет «спасибо». Ведь эти штрафы пойдут в его казну.

Интересно получается: за повышение цен на бензин платят автомобилисты, и фактически штрафы оплачивают они же. А нельзя ли хотя бы на сумму этих штрафов снижать цены на бензин? Может быть, тогда бы граждане почувствовали, что у нас соблюдаются законы?

Сегодня каждый смотрит на закон как на нечто несуществующее для него лично. Он за то, чтобы законы принимать, но не исполнять эти законы, как это полагается, а еще лучше найти лазейки, как эти законы обойти.

Например, у нас пока нет закона о том, чтобы у чиновников считать, как он тратит денежки. Мы только фиксируем по декларациям, сколько у него денег. А почему мы не считаем, сколько он тратит? Во многих странах это делается. Если у человека расходы превышают доходы, с него и спрашивают.

Однажды при поездке в США ростовский друг попросил привезти оттуда дорогой фотоаппарат. Он договорился приобрести у своего тамошнего знакомого. Мне нужно было только передать ему деньги. Поскольку этот знакомый жил в другом городе, а не в том, где я остановился, попросил родственника, живущего в США, отправить доллары почтовым переводом. Как оказалось, это простое действо в нашем понимании оказалось для него приключением на то место, где спина теряет свое благородное название (правда, это он выразил по­американски одним словом). Оказалось, что он должен был показывать документально, откуда у него появилась эта сумма.

В Штатах каждый знает, что если он тратит доллары, — это фиксируется. Наши чиновники, возможно, предвидя, что когда­нибудь будет такое возможно и в нашей стране, «перекладывают» доходы на своих жен. Некоторые спутницы жизни представителей власти являются миллиардершами или, на худой конец, миллионершами. Есть даже домохозяйки, у которых годовой доход составляет более 600 миллионов рублей…

А может быть, наши чиновники просто умеют «хорошо жениться»??