Почти сто лет Россия шла в будущее непроторенным путем, чтобы цивилизованный мир, ориентируясь по нашим шишкам и вывихам, выбирал лучшие дороги. И вот наконец провидение сжалилось над нами и сменило горе-проводника. Перед нами, как на ладони, открывается карта минных полей, которую старательно вырисовывает передовой Запад.

Вот осколочные мины экспортного либерализма и оккупационной демократии. Наши смердяковы могли бы еще очень долго убедительно врать нам, что мы просто не добрались до света в конце тоннеля, если бы в окошках уже не мелькал освещенный факелом свободы Ирак, утопающий в еще большей нищете и коррупции, но уже на американских штыках.

А вот уже нарисовался коллапсирующий пузырь англосаксонской финансовой системы, грозящий разнести в клочья мировую экономику…

И наконец толерантный рай общества потребления и мультикульта — это колоссальный пороховой заряд, от фейерверка которого притихли с отвисшими челюстями кулачные бойцы межнационального общения в России. Все наши разборки меркнут в сравнении с «политкорректностью» вежливого Андерса Брейвика, а Манежная площадь становится просто микроскопической на фоне британской дружбы народов.

Господи, все наши страсти так или иначе были связаны с тем, чтобы жить, как на Западе! А теперь нам впору умерить пыл и задуматься, так ли уж нам надо на них равняться. Ведь то, что мы наблюдаем, это пока еще цветочки. Может быть, стоит вспомнить то хорошее, что было у нас самих? И так ли уж многое нас разделяет, чтобы мы не могли сплотиться на фоне гораздо более дурных примеров?

Какой там у нас наибольший нарыв — Кавказ? Знаете, ситуация чем-то напоминает Францию времен войны за Алжир, но с той разницей, что мы уже хотим не удержать Кавказ силой, а сами отделиться. Судя по опросам, этого желают в той или иной степени до 60% россиян!

Еще более резкие результаты продемонстрировало голосование на сайте «Эхо Москвы» по поводу возможного присоединения к Российской Федерации Южной Осетии — против 73,7% (по телефону — 84,5%). Как будто помощь России уменьшится от одного факта суверенности Цхинвала!

Парадокс в том, что у французов была возможность легко отделиться от Алжира Средиземным морем, но не было желания, а у нас просто нет такого моря. Но все железные аргументы разбиваются о стену непонимания антикавказских сепаратистов, про которых можно сказать: обижены, как дети малые! Поэтому и все их возражения сводятся к отчаянному младенческому протесту: «Нехочунехочунехочунехочу-ууу!!!» А хотите рыть ров с Волгу и строить стену круче Китайской? А границу кавказскую охранять пойдете или сыновей пошлете? Силы потребуются немалые.

Совсем свежа еще в памяти Сагра. А не вспомните, кто там атаковал русское поселение? В основном азербайджанцы. Так какая проблема, Азербайджан давно отделен! Ну и что это решило?

Вячеслав Костиков в «АиФ» обратился к истории:

«Выстраивая свою политику на Кавказе, Россия довольно быстро осознала, что ее нельзя строить на европейских принципах. Об этом еще в 1816 г. писал глава русской дипломатии граф Нессельроде…»

А теперь ясно, что и подавно нельзя. А ведь был такой сильный соблазн в Кремле. Российская империя путем долгих проб и ошибок нашла-таки ключ к Кавказу, так не лучше ли нам обратиться к своему собственному опыту? Прежде всего поставить кавказский нрав на соответствующую ему службу. Я бы тут даже не стал Дикую дивизию вспоминать, прекрасно послужившую общему Отечеству, достаточно и совсем недавнего конфликта с Грузией. Да простят меня генацвале, на грузинскую армию наводил трепет один лишь слух о приближении чеченских подразделений!

Вот сейчас популярны разговорчики про нашу «дань Кавказу». И прежде всего имеют в виду, конечно, Чечню.

«В Чечне добывается два миллиона тонн нефти, — напоминает хорошо известный в Сети Фриц Моисеевич Морген. — Цена на нефть сейчас скачет, но если считать по 800 долларов за тонну, мы получим, что два миллиона тонн — это один миллиард шестьсот тысяч долларов или 44 миллиарда рублей. Дотации же Чеченской Республике в прошлом году составили… 52 миллиарда рублей. Сюрприз, да?»

Как видите, дотации не столь гигантские, какими кажутся. Гораздо острее сегодня стоит проблема Дагестана. Хотя бы в силу того, что для этого чрезвычайно многонационального региона практически невозможно отыскать своего непререкаемого Кадырова. Глупо отрицать, что Кадыров навел у себя дома порядок.

Но совершенно другой вопрос — чеченцы за пределами Чечни. Пожалуй, именно это на сегодня является главным раздражителем в России. О да, они часто ведут себя дико, бесцеремонно и нагло, как долго сжатая пружина, которая наконец освободилась из-под жесткого пресса. Вот только вопрос на засыпку: вернутся ли они в Чечню, от которой мы отделимся? То есть 60% россиян желают фактически увековечить прощальный подарок отрезанной ими республики. На благо Чечне и на горе России. Нечего сказать — замечательное решение. Чем-то напоминает удаление здоровой почки, чтобы остаться до смерти с больной.

А не лучше ли наделить того же Кадырова полномочиями присматривать за своими соплеменниками в любом уголке Российской Федерации? С полной ответственностью за их поведение! Это чуть сложнее переварить, чем тупо требовать оставить нас в покое, правда? Но подумать стоит.

А теперь взглянем снова на Запад. Вот какой видится ситуация там генеральному директору Агентства политических и экономических коммуникаций Дмитрию Орлову:

«Мне как историку происходящее напоминает Рим эпохи начала кризиса, где-нибудь II века нашей эры. Ориентация на потребление, падение культуры труда, расслабленность элит, в том числе моральная… Нет традиционных ценностей, точнее, они имеют тенденцию к дезинтеграции, что и вызывает недовольство большинства населения».

О, у нас найдутся националисты, которые заявят: вот и хорошо, и нам нужно скорее разойтись по национальным квартирам. А что хорошего в распаде? Вспомните, кто выиграл — распавшийся Советский Союз или объединившаяся Европа? А нам всего-то и нужно — не повторять ошибок, понаделанных Западом. Это же превосходная дорожная карта!

И не только по части межнациональных отношений. «Ситуацию на мировых рынках Европы называют худшим кризисом со времен войны. Это оценка главы европейского Центробанка Жан-Клода Трише» («Вести ФМ»). Как видим, ситуация с мировой финансовой системой под эгидой Запада просто аховая. Но можно ли нам избежать всеобщей пропасти?

«В советское время был уникальный опыт: существовал рубль зоны стран экономической взаимопомощи (СЭВ), который не являлся валютой ни в каких смыслах. Он являлся твердым аналитическим аппаратом, позволяющим для стран с разным развитием экономик пересчитывать реальное производство на эквивалент», — пишет Александр Собянин в электронном альманахе «Русский мир». Сейчас эта идея обсуждается в России, Китае и Казахстане. Она может быть реализована в рамках ШОС, что защитит наше экономическое пространство от мировых потрясений. Особенно, если успеем вовремя.

Я надеюсь, что пришло время России опираться на собственный опыт, а учиться — на чужих ошибках!