Над мировой экономикой нависают новые тучи. Надвигается фронт финансового кризиса. Но капитаны капитализма не спешат убирать паруса. Пока конъюнктура попутная, о шторме рассуждают лишь теоретически.

Первый холодный дождь уже пролился после того, как отныне мучимое и гонимое агентство S&P снизило кредитный рейтинг самих США. Нет, потом другие агентства, как по команде, поспешили подтвердить высший статус флагмана долларовой экономики. Однако выстрелом из ракетницы можно вызвать обвал на перевале, но даже очередью из автомата нельзя его остановить. Восстановлено лишь внешнее спокойствие, но где-то глубоко внутри рынки уже разъедает неистребимый червячок сомнения, который довольно быстро растет и грозит со временем превратиться в грозного всепожирающего дракона.

«Кризисные проблемы углубляются повсеместно, — считает научный сотрудник института Кавказа (Армения) Грант Микаэлян. — Собственно, кризис конца 2000-х не прекращался, лишь потеряв свою остроту, видимо, временно. Насколько все будет серьёзно и когда именно обострятся существующие проблемы — говорить сложно, но, к сожалению, уже видно, что их не избежать. Таким образом, правомерным является вопрос — когда, а не произойдет ли это вообще…» (ИА REX).

Между тем тучки финансовой нестабильности, судя по всему, собираются разгонять проверенным методом — финансовыми вливаниями. По образцу 2008 года. Тогда ведь помогло, так чего Америку открывать?! Биржи в конце концов успокоились и вернулись к своим обычным спекуляциям. Даже золотишко припрятанное пускают в ход, скупая падающие акции: выгоду нельзя упускать, думая о «черном дне». Словом, рынок живет обычной жизнью, несмотря на растущую тревогу.

На вопрос Mir24.tv: «Когда же ждать американский дефолт?», Андрей Красильников (руководитель Международного союза экономистов) ответил: «Он наступит сразу после того, как Штаты запустят неконтролируемый печатный станок. И это коснется всех». Вопрос был задан, когда все с тревогой ждали технического дефолта США, но скользкий момент тогда технично обошли. Поэтому печатный станок включают уже в более спокойной обстановке. Психологический фактор снят, но что это меняет технически? А технически выигрывается только время. Механизм не изменился, просто часовой механизм замедлил свой отсчет.

На словах администрация США за снижение огромного государственного долга, высасывающего финансовую кровь из всей мировой экономики (дело обстоит именно так: Америка — это гигантский экономический вампир), но осуществимо ли это на деле?

Итак, смогут ли Штаты перейти на режим жесткой экономии бюджета? Они слишком размахнулись при Буше-младшем, почувствовав вселенскую мощь, так что ужаться, не изменив сути выплеснувшейся из берегов гиперимперии (в каждой луже — по авианосцу), уже практически невозможно. А сворачивание социальных программ поведет к дальнейшему нарастанию внутренней напряженности — все признаки этого уже есть: Америка потихоньку закипает. Таким образом, бюджетная экономия в США по факту будет напоминать, скорее всего, сокращение бюрократического аппарата в России: чем больше сокращают, тем заметнее он растет.

Теперь что касается Евросоюза. Недавно Саркози и Меркель нащупали одно интересное решение — «экономическое правительство Европы». Вопрос только, как из области декларативной перенести его в практическую? Ответ дали они же сами, только мелким шрифтом: каждый год будут проводиться еще 2 встречи ЕС в верхах, но участвовать в них будут не 27 стран ЕС, а 17 стран еврозоны. Иными словами — это всего лишь возведение новой консенсусной декорации. Ясно об этом высказалась Frankfurter Rundschau:

«Есть два метода решения проблемы: либо усиление, либо ослабление идеи европейской интеграции. В первом случае это означает, что у Европы должна быть не только общая валюта, но и общее управление государственными финансами. На практике это означало бы отказ от суверенитета. Тот, кто отвергает эту возможность, должен понимать, что тем самым еврозона будет обречена…»

Проще говоря, Евросоюз в нынешнем виде нежизнеспособен. И он либо должен стать еще более аморфным, включая даже возврат к национальным валютам, либо «Соединенные Штаты Европы» должны сплотиться в централизованное государство. Вы что же думаете, что Минфином Евросоюза централизация ограничится? Сказавши «А»…

Вряд ли Европа готова к централизации, тем более ускоренными темпами. А полумеры могут в лучшем — самом лучшем! — случае смягчить негатив поднимающегося финансового шторма.

В общем, Запад входит в кризис, как кролик в удава. Варианты защитных действий кролика сводятся в основном к тому, что он упирается.

Кудрин как-то предположил, что кризис затянется едва ли не на полвека. Очень сомневаюсь. В таких случаях мир привык разрубать гордиев узел проблем. Боюсь, что Чарльз Неннер может оказаться прав: финансовая элита готовится к краху рынков и новой большой войне — не хочу произносить слово «мировой», но очень большой.

Разумеется, крови никто не жаждет — лучше бы в наш гуманистический век обойтись малой кровью. Но в мире еще слишком много непослушных, нежелающих подчиняться ядру мировой финансовой элиты (иногда его называют «мировым правительством»). Со строптивцами внутри системы, вроде несчастного женолюба Стросс-Кана, она расправляется играючи, обеспечивая сплоченность и единомыслие западного мира. Удачно поначалу шел экспорт революций в арабском мире. Но все вдруг застопорилось на Ливии. Это придало решимости Сирии. И в результате на Ближнем Востоке завязывается тот самый гордиев узел.

Англосаксы уже по привычке натравливают Турцию. Анкара даже выдвинула Сирии ультиматум. Но когда встревоженные военные эксперты начали подбивать баланс сил в регионе (за Сирию непременно вступится Иран и т.д., и т.п.), стало ясно, что Анкара, не в пример Османской империи, не горит желанием таскать каштаны из огня для своих западных покровителей. На самом деле Турцию и Сирию большее сближает, чем разделяет, поэтому на показной ультиматум Дамаск ответил формальными обязательствами вступить в диалог с оппозицией и проводить реформы. Дело ведь не в реформах, как мы понимаем, — речь о прямом подчинении Западу, без всяких там Асадов.

Но если этот — турецкий — номер не прошел, это не значит, что Запад оставит свои попытки найти брешь для дестабилизирующего прорыва. В его упорстве сомневаться не приходится. Языкастый сенатор Маккейн, который приобщен к самым закрытым элитарным клубам, уже брякнул, что вслед за Ливией придет черед Сирии, а там и до России доберутся с Китаем.

Если кто не верит в наветы на США, будто они стремятся к мировому господству, а уж тем паче в байки про мировое правительство, предлагаю оценить ситуацию под иным углом. Среди экономистов давно уже муссируется вот какая идея:

«Избежать повторения [кризисной] ситуации в будущем поможет создание некого Мирового правительства или другой организации взаимопомощи. Нужно объединить все цивилизованные страны», — уверен все тот же Андрей Красильников.

Устами эксперта глаголет истина? Спасение нынешней финансовой системы в конечном итоге видится в централизации. А где у нас главный печатный станок этой системы?

На смену глобализации спешит идея централизации мира. Эта идея может показаться привлекательной, пока не задумаешься, кто от этого собирается выиграть, а кто неизбежно проиграет…