Что ни день, то новые сообщения об очередных педофилах!

24-летний житель Багаевского района совершил насильственные действия сексуального характера в отношении своего четырехлетнего племянника.

Житель Волгодонска должен предстать перед судом за то же самое в отношении сразу нескольких мальчишек, с которыми знакомился, приглашал к себе, «использовал»…

Возбуждено уголовное дело против 36-летнего ростовчанина, изнасиловавшего 12-летнюю падчерицу.

Житель Дубовского района осужден за насилие сразу над двумя маленькими дочками своей жены.

Заключен под стражу житель Белокалитвинского района, совершавший развратные действия с родной дочкой восьми лет от роду.

Обнаружился даже адвокат-педофил. Член адвокатской палаты завлекал маленьких девочек к себе, фотографировал обнаженными, совершал развратные действия.

А еще Ростовская область «прославилась» в программе Малахова «Пусть говорят», где шла речь о педофиле из Песчанокопского района (он вообще-то уже сидит за аналогичные преступления, а сейчас всплыли дополнительные факты).

Отчего такой вал, что за всеобщее помешательство? Дежурные объяснения насчет крушения нравов из-за ухудшения социальных условий жизни, безработицы, обнищания и т.д. уже как-то не срабатывают, звучат неубедительно. 

И обратим внимание. Раньше считалось, что осужденные за изнасилование детей страшно боятся попадать в зону, поскольку там таких, как они, презирают, держат за изгоев и наказывают по тюремным законам. Но сейчас даже эта страшилка не срабатывает. Не боятся педофилы зоновских разборок, рассчитывая, видимо, на встречное понимание. Ведь вон сколько — легион.

А некоторые граждане высказываются так: мол, педофилов и раньше было много, просто мы о них не знали — не принято было широко распространяться об этих преступлениях, цензура бы не пропустила. Тут есть своя правда. Ведь недаром же судебные заседания по делам об изнасилованиях всегда проводились и проводятся в закрытом режиме — чтоб не травмировать потерпевших. И не плодить дурных примеров. 

Есть очень точное выражение: «Если долго вглядываться в бездну, бездна начинает вглядываться в тебя». И затягивать в свое нутро. 

Про развращающее воздействие современного телевидения только ленивый еще не писал. Но факт есть факт. Преступления против детей становятся сюжетами для ток-шоу, постановочных программ. Эти истории смакуются, детально обсуждаются на всю страну. Зловещая суть произошедшего как бы размывается. Зато взбаламученные низкие инстинкты начинают цвести пышным цветом. 

А дети были и остаются самым уязвимым объектом направленной против них агрессии. Нет реальной системы их защиты. Принятие мер начинается только постфактум, когда преступление уже произошло. И широкая огласка совершенных в отношении детей злодеяний не работает им на пользу, а только еще больше калечит психику, накладывает отпечаток на будущее.

Думские законодатели одно время обсуждали необходимость работы над законом о духовной безопасности граждан, но потом отложили, обратились к более насущным проблемам. Вопрос о химической кастрации педофилов пока что тоже еще не решен окончательно. У этой меры, как показывают обсуждения в телеэфире, довольно много противников. Не хочется даже задумываться — почему: бог им судья.

Но даже если сам Президент озабочен проблемой распространенности педофилии и требует принятия мер, то должно же в конце концов что-то измениться. Должно! Даже тот факт, что педофилов стали сейчас столь более активно выявлять, сажать, нет волокиты с возбужденными в отношении них делами, — все это уже обнадеживает. Но тут надо не опоздать. Чтобы преступный вал не перехлестнул через край, не смёл начавшееся противодействие…