Для владельцев личных автомобилей есть две новости: плохая и хорошая. Принято начинать с плохой. Она касается граждан пожилого возраста. Комитет Госдумы по транспорту внес предложение существенно ограничить в правах водителей, чей возраст превышает 60 лет.

Сергей Шишкарев

То есть — в прямом смысле — выдавать им права не на 10 лет, как принято сейчас, а только на 5. И ужесточить контроль при выдаче таким гражданам медицинских справок, а срок действия ограничить с 3 лет до 1 года. Глава комитета Сергей Шишкарев аргументировал это так: якобы с участием пожилых людей, находящихся за рулем, происходит большинство дорожно-транспортных происшествий. Реакция уже не та, внимания не хватает, зрение ослабевает.

Главе думского комитета по транспорту, конечно, виднее. И если следовать этой логике, то на наших дорогах должна быть такая картина: пожилые водители носятся как угорелые, постоянно превышают скорость, допускают грубое вождение, подрезают, проезжают перекрестки на красный свет. Однако всякий, кто находится за рулем, знает, что ситуация прямо противоположная. Все выше перечисленные нарушения чаще всего совершают молодые владельцы транспортных средств, или те, кого называют «крутыми», — обладатели дорогих «лэндроверов», «крузеров» и прочих «пентхаузов» на колесах. Пожилые граждане в большинстве своем ездят на простеньких «семерках» или других машинах отечественного производства. Стиль вождения — подчеркнуто аккуратный: скорость не превышают, в левый ряд и обратно без нужды не лезут. Загруженные трассы предпочитают объезжать стороной по тихим улочкам. Потому что знают: если будешь лихачить, никакой пенсии на штрафы не хватит. Да и вообще, старшее поколение законопослушно, это у него в крови еще с советских времен. И в этом отношении пожилые люди — полная противоположность определенной части «безбашенных» молодых водителей, которые зачастую садятся за руль авто с одной целью — покрасоваться перед публикой.

Если и эти аргументы не кажутся убедительными, то вот данные наблюдений Совместного центра транспортных исследований Организации Европейского сотрудничества и развития. На молодых водителей приходится до 27 процентов аварий со смертельным исходом. При этом смертность водителей в возрасте от 18 до 24 лет вдвое выше, чем у водителей старшего возраста.

Создается впечатление, что Комитет Госдумы по транспорту не с того конца взялся за серьезную проблему. Почему бы сначала, например, не разобраться, сколько у нас за рулем находится наркоманов, которым вообще нельзя выдавать медицинские справки и права на вождение автомобилей? В Таганроге наблюдал такую картину: на улице Греческой, пользующейся в нашем городе дурной репутацией, стоит шикарный «Лексус». Со стороны водителя открывается дверь, на дорогу вылетают шприцы и прочая утварь любителей получать наркотический кайф. «Лексус», взвыв мотором, срывается с места  и с явным превышением скорости несется по улице. Почти уверен, что у этих ребят никто права не отнимет. Кроме того, кому надо, тот знает — где и за какую сумму можно получить медицинскую справку для водительского удостоверения, даже не встречаясь с врачами. Может, здесь сначала порядок навести, а потом ограничивать в правах пожилых водителей? И почему у нас законы бьют как раз по самым законопослушным гражданам?

Теперь вторая новость — хорошая. В Госдуме рассматривается Закон о нефти. Ожидается, что когда он начнет действовать, цена бензина в России может несколько снизиться. В этом законе, возможно, будет норма, что стоимость топлива не должна превышать мировых цен, да еще за вычетом расходов, которые несут организации, поставляющие бензин за рубеж.

Мне почему-то кажется, что разработчики с выводами несколько поспешили. Закон законом, а ситуация на бензиновом рынке такова, что никак не способствует снижению цен. Скорее, наоборот, их постоянному росту. Причина банальная — в сфере производства и продажи бензина у нас, по сути, нет настоящей конкурентной среды. Например, я специально проехал по таганрогским заправкам, посмотрел информацию о поставщиках топлива. Одни и те же нефтеперерабатывающие заводы, которых по пальцам можно пересчитать. Неужели технология производства бензина так уж сложна, что этим не могли бы заняться небольшие предприятия в каждом городе? Проблема в другом: сегодня почти никто из частных предпринимателей не рискнет инвестировать средства в покупку нефтеперерабатывающего оборудования. Себе дороже обойдется. Потому что производство и торговля бензином — это бизнес особый (объяснять, думаю, никому ничего не надо).

Вот такие две новости. Остается надеяться, что в обоих случаях решения в конечном итоге будут приняты разумные. Все-таки касаются они огромного числа рядовых граждан, для которых автомобиль не роскошь, а средство передвижения.