В рамках одиннадцатого Международного бизнес-форума на Дону подвели итоги межрегиональных проектных форумов «Стратегия- 2020. Стратегия обновления». Все муниципалитеты области представили по несколько инвестиционных проектов. В победители вышли лишь пять самых-самых, Сергей Бурлак из Волгодонского района — с проектом  детского сада в станице Романовской.

Понятно, что окупится он не скоро, а вот социальная значимость детских садов сегодня как никогда велика. В Ростовской области проблему очереди в дошкольные детские учреждения пообещали решить за четыре года. но губернатор Василий Голубев считает, что это долго, нужно действовать быстрее, больше открывать детских садов.

Нужно. Но насколько это возможно? Первый раз моей дочери досталось место в сад по блату. Без «продвижения» нам пришлось бы очень долго дожидаться путевку, хотя в очередь мы стали сразу после рождения.

В сад мы попали, но легче от этого не стало, даже наоборот. Мы просто не смогли туда водить ребенка. Пенсионерка-воспитательница орала на двухлетних малышей каждый раз так, словно у нее сдали последние нервы. Моя дочь боялась ее как огня. Дисциплинарный план у женщины всегда сводился к одной схеме: не ест ребенок — она кричит, не спит — кричит, шалит — кричит и т. д. Заведующая, помню, так и сказала про нашу воспитательницу: «Прекрасный педагог. Никогда с ней проблем нет. Уж не знаю, как она это делает, но у нее в группе всегда тишина». Моя дочь посещала эту «тишину» полтора месяца, после чего больше полугода вздрагивала и плакала по ночам, была фактически неуправляемой днем. 

Через год, когда дочери исполнилось три, мы решили вновь поэкспериментировать с садиком. Пошли в отдел образования спросить, когда же подойдет наша «настоящая» очередь. Ответ обрадовал. Сказали, что уже сейчас, осенью, можем получить путевку, только предупредили, что ребенок пойдет в садик в марте. Раньше никак нельзя, потому что сад только строится.

Пришла весна, однако садик так и не достроили. Пообещали, что откроется с сентября. В сентябре назвали новый срок открытия. Обновлялись обещания еще в течение целого года. К счастью, 1 сентября в этом году после двух лет ожиданий мы все-таки попали в этот садик, красивый, новый, к дому близко. Воспитательница великолепная, тактичная, в меру строгая, но при этом добрая. Дети ее обожают. Не воспитательница, а мечта родителей! Но… в группе она одна. С семи утра до семи вечера эта женщина проводит время с детьми. Нет у нас в группе ни второго воспитателя, ни нянечки. Как выдерживает наша Марина Михайловна, даже предположить не могу. Впрочем, так же, как и другие воспитатели. Такая же картина, как у нас, и во многих других группах в садике. Не хотят туда идти работать. Тяжело, ответственно, а платят — копейки. Вот и получается, что сегодня или восхищаешься самоотверженностью воспитателей и порядком в садике, или…

Стоит отметить, что президент недавно затрагивал тему низких заработков в дошкольных учреждениях, говорил, что их поднимать нужно.

Нужно. Но насколько это возможно? Сегодня много говорят о том, что учителям в школе подняли зарплату, говорят, что и еще поднимут. А что на деле? Моя тетя, учитель химии, пока больше получать не стала, как и ее коллеги. Зато бумажной работы, из-за которой и заниматься с детьми буквально некогда, в школе, ох, как прибавилось! Хотя, если быть точной, то и новые выплаты появились. В прошлом году впервые к  Дню учителя тете и ее коллегам выплатили премию. С поступившими деньгами директора района поступили одинаково: поровну разделили между всеми сотрудниками. Что здесь началось! Начальство основательно отругало директоров за «уравниловку». Было объяснено, как следует поступать: нужно больше давать самым успешным педагогам, меньше — отстающим.

В этом году, чтобы директора в районе ничего не напутали с распределением премий, в школы направили анкеты с 27 позициями. Учителя сначала голову ломали, как же отвечать на вопросы. А потом долго смеялись и как-то анкеты все-таки заполнили. Приведу в пример только один пункт, по которому нужно было ответить: «Доля учащихся класса, испытывающих эмоциональное благополучие в своем коллективе, в сравнении с показателем по школе». Сначала педагоги решили, пытаясь перевести на русский язык написанное, что нужно указать в долях, где детям комфортнее находиться в школе: в классе или за его пределами. Потом резонно задумались: как же данная позиция отражает качества конкретного учителя? Вариантов трактовки было много, в итоге сошлись во мнении, что, наверное, требовалось отразить, опять-таки в долях, насколько конкретного учителя любят больше, чем других педагогов по школе. Некоторые, отвечая, решили сыронизировать, написать, что они самые любимые. Умудренный опытом прошлого года директор такие анкеты не пропустил:

— Сто процентов любви одному педагогу принадлежать не могут. Высчитывайте долю «эмоционального благополучия» точнее…

И высчитали же! Хотя и не знали ни как это делается, ни что это вообще такое — доля «эмоционального благополучия». Да и чему удивляться? Оперировать представлениями, а не реалиями, иногда могут и учителя. Тетя говорит, это даже легче…