Пьяный в общественном транспорте — беда для всех пассажиров. Особенно, если в маршрутке. Особенно, если зеленый змий победил женщину. В довершение «восторга» окружающих был вечер пятницы, а значит, десятки пробок на маршруте.

Водитель несколько раз спрашивал: «Мне ее вывести?». Пассажиры или отмалчивались, или говорили «Не надо, она же не буянит». Пьяная женщина действительно не буянила, не лезла драться, не материлась. Она плакала, поминутно извинялась за перегар и громко, взахлеб, рассказывала о своей жизни.

Только человек, который хоть раз попадал в такую ситуацию, может понять  ощущение дикой неловкости, стыда и брезгливости — когда перед тобой душевно обнажается совершенно посторонний человек. Минут через пять после того, как пьяная женщина вошла в салон маршрутки, мы знали: ее зовут Ирина, ей в прошлом году исполнилось 45 лет, и сегодня утром единственный сын назвал ее «алкашкой».

— Да, я пью! — с какой-то странной гордостью признавалась она. — А что, кто-то не пьет? Разве у нас есть трезвенники, которые ни разу не напивались? — восклицала она и продолжала рассказывать, как она устает на работе, как ее никто не понимает, не ценит, и как все-все ее обижают.

Всем было неприятно, но женщину жалели, как обычно жалеют у нас тихих (ну, в нашем случае, не буйных) пьяных. Не жалел ее лишь мой сосед, улыбчивый и вообще-то очень добрый паренек Славик. Так получилось, что пьяную «исповедь» женщина устроила перед активистом антиалкогольного движения. По пути в редакцию мы обсуждали их очередную акцию «Трезвый марш», который должен пройти 25 декабря на Пушкинской.

Славик напрягся, смотрел строго перед собой в пол, крепко сжал руки. Зная его уже второй год, могу твердо сказать: этот парень очень не любил пьяных. Считал их недалекими, слабовольными, опасными для себя и для общества. В его окружении слыл самым «радикальным» и частенько в беседах акцентировал: даже бокал пива раз в месяц, пару рюмок водки на празднике — признак человека пьющего.

Ирина завывала о сыновьей жестокости: «Представляете, он сказал, что от меня воняет перегаром!». Славик — было заметно — с трудом удерживался, чтобы не сказать женщине «пару ласковых».

Он считал, что будь эта Ирина хоть чуточку трезвее, ее надо было стыдить всей маршруткой. До настоящих, а не «пьяных» слез довести, чтобы потом женщина с ужасом вспоминала свой позор. Сейчас-то ее уже не прошибешь, а вот в другой раз она бы еще несколько раз подумала, стоит ли ей напиваться до такого состояния.

— Малолетки, от которых «ягой» разит, спокойно ходят по улицам, даже в школу такие приходят. Мужики, накачанные пивом, себя вполне комфортно чувствуют.  И ведь никто им не говорит, как от них воняет! — тут сидящий рядом с нами мужчина резко задержал дыхание и отвернулся. — Накуролесил коллега на «корпоративе», а наутро его все жалеют: «Ну, с кем не бывает!». Так он на следующем празднике еще больше выпьет, драку устроит — его уволят. И все равно его все жале-е-е-еть будут, а он будет себя чувствовать жертвой и бухать дальше. 

…Когда Ирина вдруг спохватилась и закричала: «Остановите! Я тут живу!»  и начала выворачивать карманы, чтобы заплатить, Слава тоже подорвался с места. Заплатил за нее и за себя. Помог ей выйти из маршрутки. Я поплелась следом (если честно, с нехорошими предчувствиями). Славик буквально дотащил пьяную женщину до ее дома, уворачиваясь от ее попыток поцеловать его в щеку,  и отмалчивался на все ее «какой ты хороши-и-и-ик, вот бы мне такого сыночка». С трудом мы выцыганили у женщины номер ее квартиры. Дверь открыл, видимо, сын Ирины — наш ровесник. Мы «транспортировали» женщину вовнутрь, потом Славик позвал парня и о чем-то с ним долго разговаривал.

Обратно мы шли молча. Наконец, я не нашла ничего лучшего, чем ляпнуть: «Ты же говорил, что тебе пьяных не жалко». Славик пожал плечами — он не видел диссонанса между своими словами и данным поступком: «А я и не жалел. Жалеют — это когда вздыхают и проходят мимо. Когда «оставляют в покое». Когда «понимают», «входят в ситуацию» (я все бы отдала, чтобы передать на страницах газеты интонацию, с которой парень говорил эти слова — Л.М.). А тут надо брать, встряхивать и вести. Домой, из пьяной компании, от заставляющих напиваться обстоятельств. Вот только не жалеть».

… Впереди нас ждет самый сказочный праздник Новый год и целый десяток выходных. К сожалению, многие эту «сказку» будут переживать в алкогольном угаре. Пожалуйста, не жалейте их!