…Сегодня в Кировском районном суде Ростова  начнутся предварительные слушания по делу  Дмитрия Островенко — виновника крупной аварии на Большой Садовой, которая произошла ночью 10 июня нынешнего года. Очевидцы утверждают: водитель был настолько пьян, что «забыл», где  педаль тормоза, протаранил четыре машины. В результате — погиб человек.

Его близким горя хватит на всю оставшуюся жизнь. По горячим следам убийцу-депутата арестовали, с него сняли депутатские полномочия, исключили из партии «Единая Россия», заключили под стражу, а в социальных сетях прозвали «Димой-Каеном».

Когда в СМИ просочилась информация, что из-за недочетов в обвинительном заключении по делу Островенко (якобы там не были описаны его преступные действия, не приведены доказательства его вины, которые содержались в материалах дела), суд может завершиться… весьма лояльным приговором, то и ее быстро развеяли. В пресс-службе СК по Ростовской области нам пояснили, что все вопросы, которые возникли по обвинительному заключению, сняты, и от ответственности виновный не уйдет.

Осталось дождаться приговора суда, который, конечно же, не останется без пристального внимания общественности. Но какой бы срок наказания ни присудили Островенко, погибшего Игоря Вербенко не вернуть, как не вернуть еще десятки жертв «неосторожности» водителей.

Почему-то ДТП в сознании многих владельцев авто, которых с каждым годом все больше и больше, не является преступлением. Одни свой промах, стоивший кому-то жизни, списывают на роковое стечение обстоятельств, другие — на невезуху, третьи — вообще по-детски разводят руками, мол, даже не знаю, как все случилось… А те, кто был пьян, ничего и не помнят. Да и статья в уголовном кодексе такая, что не особо страшит любителей сесть за руль после возлияний: при аварии с человеческими жертвами, совершенной пьяным водителем, нарушившим элементарные правила движения, его вина квалифицируется, как причинение тяжкого вреда здоровью или смерти по… неосторожности. И максимальное наказание, которое может вынести суд и к которому прибегает крайне редко, семь лет лишения свободы. Надо учесть и то, что за примерное поведение скостят часть срока, и выйдет виновник ДТП на свободу гораздо раньше…

Масса ДТП с тяжелейшими последствиями, совершенными «по неосторожности», уже достигла критической. И задуматься над этим стоит.

После гибели Игоря Вербенко рейды на Садовой проводились, как-то за один вечер были изъяты несколько фальшивых пропусков, остановлено более ста машин. Прошло время — о таких рейдах что-то не слышно, а после девяти вечера  Садовую снова надо переходить с особой осторожностью: со скоростью явно больше ста километров летят крутые авто даже на красный.

Для многих нормальных людей порядок в доме начинается с чистого и благоухающего дезодорантом туалета, а не с гостиной. Но порядок на городских дорогах во многом определяется тем, что творится на главной улице города. Пока мы порядок на Большой Садовой не наведем, не будет его и на окраинах. 

Вспомнили в июне после драмы перед Музыкальным театром и о системе «Безопасный город», которую еще в 2007 году Владимиру Путину демонстрировали. Но она, видимо, так и осталась «недоделанной». В случае с Островенко оказалось, что «…камеры работали, есть информация, что машина двигалась, и в каком направлении двигалась. Нет момента самого ДТП», — констатировал главный госавтоинспектор Ростова. А не повод ли это спросить с тех, кто отвечает за работу этой системы: когда же — не будем за весь город говорить — хоть главная улица у нас станет безопасной?

Начальник главного управления МВД по Ростовской области генерал-майор Алексей Лапин предложил жителям Ростова-на-Дону принять участие в обеспечении безопасности на улицах города.

Наверное, народ морально к этому готов — выхода у него другого нет. Только что делать? От пешеходов мало что зависит. Им просто надо самим быть бдительнее. А вот с тех, кто правила нарушает, надо спрашивать более жестко. Сел пьяный за руль, превысил скорость, выехал на встречную — стал потенциальным убийцей. За это судить пора. Иначе от «Димы-Каена», «Пети-семерки» и прочая, и прочая не убережемся.