—  Ну что, последний раз с этими дурацкими каникулами мучаемся?
—  В последний! Потом, говорят, будет, как раньше: Новый год встретим, раз — два — и на работу.
—  Слава богу.


…Этот диалог двух женщин средних лет я услышала недавно на остановке в Ростове. Не сомневаюсь, что подобные слова и оценки новогодним каникулам звучат сегодня в России повсеместно.

Российская затея с продолжительными новогодними каникулами провалилась. Не знаю, как вам, а мне жаль.

В глазах моего окружения зимние каникулы для взрослых были когда-то одним из завидных фрагментов той другой, загадочной во многом, заграничной  жизни, которую во времена нашей молодости отделял от нас пусть не железный, но очень плотный занавес.

Наша официальная пропаганда и в зимних (точнее — рождественских) западных каникулах пыталась найти какой-то изъян. К примеру, могли сообщить в СМИ, что из-за рождественских каникул люди вынуждены затовариваться на неделю вперед, потому что все магазины вплоть до окончания праздников будут закрыты. Такой вот ужас их существования «за бугром», ущемление прав простых людей.

Мы тогда на многое в жизни смотрели по-другому, в чем-то были зашорены, но такие страшилки нас не пугали. И ради этой зимней радости готовы были сидеть на порошковых супах.

—  Почему у нас таких каникул нет? — вздыхали мои друзья, мечтая о лыжных походах, зимних экскурсиях и прочих удовольствиях небольшого новогоднего отпуска.

Много насмешек и укоров, и даже негодования прозвучало в адрес тех, кто сделал эту мечту реальностью. Конечно, новогодние каникулы ввели в России из самых лучших побуждений. Глядя, как в других странах живут. Быть может, вспоминая собственной молодости мечты.

Однако  множество российского народа оказалось не готово к такому подарку  ни морально, ни материально. Продолжительные новогодние каникулы еще раз показали, как скудно мы живем, как примитивен наших быт и низка культура отношений. Включая внутрисемейные.

Пусть себе звезды шоу-бизнеса, прочие знаменитости, крутые бизнесмены встречают Новый год где-нибудь на Гоа или Бали, в Лондоне или Париже. Чего на них равняться? К чему за ними тянуться? В путешествии по родным зимним просторам — своя прелесть, ни с чем не сравнимая.

Да вот загвоздка-то: начинаешь звонить в фирмы, и выясняется, что и турпутевки для всей семьи по донскому краю может позволить себе далеко не каждый работающий, не говоря уже об отдыхе где-нибудь в Подмосковье или на родине Деда Мороза в Великом Устюге.

И даже если никуда не ездить, а только культурно отдыхать всей семьей, ежедневно посещая то кинотеатр, то цирк, то музей, то каток, то боулинг-центр, сразу же ощутишь резкое несоответствие между ценой за эти, в общем-то, простые удовольствия и зарплатой.

Особенно продолжительные новогодние каникулы удручают семейных российских женщин.

—  Если бы ты знала, как изматывают меня эти праздники, —  жалуется знакомая. — Пока работаю, муж мирится и с позавчерашним борщом, и с покупными пельменями. А на праздники в нем просыпается сатрап. Требует, чтобы на столе все было с пылу — жару, исключительно домашнее. А нет — так вплоть до развода.

Не все мужья в этом одинаковы. Муж другой моей знакомой давно лелеет мечту хотя бы на праздники, хоть раз в день, питаться в кафе и ресторанах. Как в западном (да теперь уже и нашем) кино. Желание есть. Где денег взять скромному работнику с зарплатой аж в 15 тысяч рублей…

В общем, история с введением в России, а потом усечением новогодних каникул представляется мне очередным сном Веры Павловны — героини  хрестоматийного романа «Что делать?». Чудесная дама! Милая, образованная, мечтавшая о лучшей народной доле, равноправии женщин… Ей снились символические сны. В четвертом она увидела новую Россию и новых людей — мужчин и женщин — красивых и свободных. Они добросовестно трудились на благо общества, а потом весело и красиво отдыхали.

Наши новогодние каникулы — словно попытка осуществить такой сон. Увы, по сей день несвоевременная. Но было бы грустно и горько, если бы Россия отказалась от нее навсегда. Хочется верить: придут еще иные времена. Такие, когда новогодние каникулы будут россиянам и в удовольствие, и по средствам.