Что бы там ни брюзжали вечно всем недовольные, компьютеризация России идет быстро. Это, как говорится, на собственной шкуре чувствуют бумажные СМИ, тираж которых, несмотря на все усилия, неуклонно сокращается, да и телевидение даже, теснимое Интернетом. Однако нет худа без добра, те из наших подписчиков, которые пока еще лишены этой роскоши или хотя бы не подсели на интернет-зависимость, могли по крайней мере эти праздники провести, как в старые добрые времена, беззаботно и весело почувствовав настоящую новогоднюю атмосферу.

В Интернете Дед Мороз и Снегурочка, позабыв о подарках и чудесах, ударились в политику, даже под бой курантов продолжая обсуждать достоинства и недостатки нынешней власти.

Разумеется, не вся интернет-аудитория столь глубоко политизирована, но даже в обсуждении тем, далеких от политики, нынче практически невозможно ее избежать: кто-нибудь обязательно свернет на эти рельсы. И чем дальше от первой волны протестов (кстати, на конец минувшего года о них вообще ничего не слышала добрая треть россиян — счастливчики!), тем меньше остается неопределившихся. Информированная аудитория активно размежевывается на протестных (в той или иной степени) и охранителей (назовем их так), серьезно опасающихся, что радикалы вместе с властью снесут и Россию.

И вот вам результат идеологического вакуума последних двух десятилетий — первозданные пласты самых разношерстных революционеров! Пока их объединяет ненависть к власти и убеждение, что она ВСЁ делает НЕ ТАК. Но как только дойдет до вопроса, а КАК НАДО, который пока старательно откладывается, можно только вздрогнуть. Грубо говоря, с одной стороны — столичный  «офисный планктон», давно, кстати, обогнавший европейских коллег по доходам, «кроме «хлеба и зрелищ» вдруг захотел еще и уважения» (из статьи в «Ведомостях»). А с другой — проклятия на голову зажравшихся либералов и «Верните СССР!». И это еще не считая националистов и всяких там сепаратистов. Представили многообразие взаимоисключающих идей, как нам обустроить Россию?

Но самое поразительное, что у большинства революционно настроенных граждан как раз и не хватает фантазии вообразить, что из этой агрессивной мешанины может получиться. Фантазия и оригинальность мышления практически уничтожены идеей-фикс «так жить нельзя!» Двадцать лет назад под этим лозунгом был уничтожен Советский Союз (Станислав Говорухин до сих пор жалеет, что снял фильм под таким разрушительным названием!), но даже прямое попадание старыми граблями в лоб не включает мозги у тех, кто это пережил (для молодежи-то все грабли новые, лично неопробованные). Наоборот, этот ржавый инструмент вызывает у одних острое чувство ностальгии и детское желание вернуть, как было, а у других — у либерального меньшинства — добить остатки «тоталитарного» прошлого, пусть даже вместе с Россией, которую западники-то не особо и ценят.

И вот все эти разнородные позывы на глазах превращаются в унылые клише. Взгляните на комментарии в Интернете к революционным или «контрреволюционным» заметкам — они же в массе однообразны, как, пардон, переваренный фастфуд. Мыслительно-пищеварительные процессы замкнулись на меню «информационных ресторанов быстрого питания» с последующим расстройством организма. Вот самое популярное блюдо революционеров: «Долой!» — хорошо разогретый эрзац идеологии, грозящий тяжелой интоксикацией мозга. Особенно настораживает, что даже в разгар самого любимого в стране праздника не могли отключиться — катастрофа психики!

Впрочем, ближе к завершению новогодних каникул даже в стане «критиков режима» наблюдалось некоторое отрезвление: братцы, да куда ж мы прем, не зная броду?! Но это сейчас еще зима, а к весне, глядишь, ударят гормоны…

А пока публика штудирует новую революционную классику — избранные места из переписки модного писателя Б. Акунина и кумира «сетевых хомячков» А. Навального, рвущегося в вожди реальных площадей. Беллетриста Григория Чхартишвили, правда, несколько настораживает тяга своего визави к национализму, но он готов закрыть на это глаза ради святого дела свободы, как размечтавшийся рыбак, откупоривая сосуд с темным джинном.

«Я думаю, что в 2012 году Москва (и вообще Россия), — ностальгирует Григорий Шалвович по своей — специфической России, — станет самым интересным и важным местом на земле. Как четверть века назад, во времена Перестройки, сюда будут обращены взоры всего мира. Борьба пробудившегося гражданского общества с авторитарным режимом — зрелище захватывающее».

Да знаем, видывали уж — да так, что от «перестройки-2» заранее воротит, но кому-то это отравленное варево пришлось по вкусу.

«Мы будем вовсю использовать наше естественное оружие — открытость, апелляцию к разуму и порядочности, веселую уверенность в своей правоте, — без ложной скромности сообщает о своих достоинствах Борис Акунин, — противная сторона тоже будет сражаться чем умеет: провокациями, спецоперациями, подковерными маневрами и шулерством».

Чуть ниже мы увидим, чье на самом деле все это гнусное оружие, во всяком случае, наши диссидентские «рыцари без страха и упрека» владеют им в неменьшей степени.

«От путинского рейтинга останутся одни ошметки, — размечтался писатель. — Победа в первом туре совершенно исключена…»

Как видим, едва начав с лозунга «Ни одного голоса Путину», либеральная оппозиция уже завершила свой глубокомысленный эксперимент, сразу перейдя к безапелляционному утверждению, что Путин в принципе не может победить в первом туре. Плевать на социологию, они так решили. К тому же прием уже опробован на «Единой России», которой либеральные политтехнологи также задолго до выборов поставили допустимую планку в 35%, предупредив, что даже 40% голосов — это будет вызов обществу.

Что и делает теперь Навальный в отношении уже Путина почти с той же самой цифирью: «Он по-прежнему популярный политик, но не национальный лидер. С рейтингом в 40% на такое громкое звание претендовать нельзя… Движение «прокатим Путина»… должно понизить его рейтинг до 30% по стране и 15-25% в крупнейших городах». Разумеется, эти оценки ничего общего с реальностью не имеют, это установка для протестного актива: работаем в этом направлении, но выше в любом случае не потерпим! Вот такой план — выполним и перевыполним, а не вытянем, так нарисуем. Фальсификации за властью уже закреплены: протоколы заранее объявляются липовыми.

Ну а чтобы оправдаться от обвинений, что работают в интересах одной крупной западной державы, «узник совести» (титул, присвоенный Навальному почтенной Amnesty International столь стремительно, что обогнал даже решение суда о давно уж истекших 15 сутках) призывает на помощь еще одного видного борца за свободу: «Давайте в очередной раз вспомним фразу Бжезинского, которым в России детей пугают: в американских банках лежат$500 миллиардов, принадлежащих российской элите. Вы разберитесь, это чья элита — наша или уже ваша?»

Неотразимый аргумент! Обезоруживающе действует на впечатлительных патриотов. Но почему они слышат Навального и не слышат Кургиняна? А именно то, что вся эта «перестройка-2» как раз и затеяна той самой нашей «не нашей» элитой. Вы думаете, у Навального нет покровителей на самом верху? Как вы наивны! Госдеп далековато, есть центры поближе. Так почему цель их атаки — Путин? Да потому что это главное препятствие для «не нашей элиты» подмять под себя страну. Надо признать, что ВВП этот чужеродный элемент не особо обижал, опасаясь прослыть тираном, выходит — зря. В том-то и дело, что это битва элит. В которой «болотные» вульгарно используются в качестве тупого тарана, как ни обидно это «свободомыслящим».

Отсюда органически вытекает разгадка еще одной загадки Навального. Пишет хорошо известный в ЖЖ el-murid:

«Я периодически сталкиваюсь с аргументами, что Навальный — чуть ли не спаситель Отечества, реальная альтернатива продажной власти… Человек, который хочет что-то изменить, предлагает выход. Идеи. Программу. Шаги по её воплощению и реализации. У Навального нет идей. У него есть программа разрушения страны. Это принципиально иная целевая установка…»

А у Навального потому и нет конструктивных идей, потому что их нет у прозападной элиты. Нельзя же, в конце концов, прямо сказать: «продавать Родину»…