Сейчас, чтобы поговорить по телефону, нам не требуется посредничество девушки или, как ее называли, «барышни». Однако были времена, когда без ее помощи связаться с абонентом было невозможно.

Одна из телефонисток вспоминала: «Самое главное — не вступать в разговоры с клиентом. Если он расстроен, можно сказать только: «Мне очень жаль, что у вас неприятности», но больше — ни-ни. Если тебя поймают за разговором с клиентом, тебе ставят минус. А ведь если у человека беда или просто плохое настроение, очень хочется что-то ему сказать. Меня так и тянет спросить: «Что с вами?».

Эпоха «барышень» начала закатываться с изобретением АТС. С тех пор технологии шагнули далеко вперед. И мы уже все чаще сталкиваемся со сплошными автоответчиками. Как писал Михаил Жванецкий в одной из своих миниатюр: «Это хорошо? Это противно!».

Недовольство прогрессом высказывают не только у нас. Недавно прочитал интервью одного американского профессора, который говорит: «Такой чудовищно наглой, бесцеремонной и издевательски медлительной бюрократии нет, я уверен, даже в России! Вы знаете, что еще двадцать пять лет назад почту у нас доставляли два раза в день — в восемь утра и в три часа дня?! Точно, как часы! И любое письмо с западного побережья на восточное шло максимум два дня! В Нью-Йорке любое письмо приходило назавтра! Куда это делось? А попробуйте дозвониться хоть до одного правительственного офиса — вы не дозвонитесь никогда, они оградили себя автоответчиками, как стеной! А некоторые уже взяли на вооружение новейшие изобретения, и вы можете услышать феноменальное требование: если вы хотите, чтобы вам ответили человеческим голосом, сообщите номер своей кредитной карточки, мы взыщем с вас пять долларов, и после этого с вами будут разговаривать».

У нас пока человеческий голос  стоит дешевле. «Стоимость платной справки 60 рублей вне зависимости от времени поиска информации». Но попробуйте узнать в солидном магазине о наличии товара. Вас, конечно, поблагодарят, что вы им позвонили, а потом голосом без эмоций начнут перечислять: «Чтобы узнать схему проезда, нажмите клавишу 1, об услугах магазина — клавишу 2, связаться с декоративным отделом — 3, строительным — 4, служба доставки — 5, обслуживание корпоративных клиентов — 6, чтобы связаться с оператором, оставайтесь на линии. Пи-пи-пи…».

Да не нужно мне корпоративное обслуживание. Я просто хочу знать, есть у вас такой-то товар или нет. Остаюсь на линии, но в трубке звучат только сигналы без ответа.

Недавно, поскольку цены в поездах меняются, понадобилось выяснить стоимость билета до Москвы. Набрал телефонный номер, и мне любезно сообщили, что я попал в «Единый информационный сервисный центр «Российские железные дороги» и нахожусь в главном меню. Затем начали перечислять клавиши, на которые я должен нажимать в зависимости от того, что мне необходимо выяснить. Следуя указаниям, я нажал на необходимую клавишу и услышал монотонный мужской голос. Состоялся такой диалог:

— Ваша станция отправления?

— Ростов-на-Дону.

— Ваша станция назначения?

— Москва.

— Вы сказали Йошкар-Ола?

— Москва, — сказал я, повышая голос.

— Вы сказали Йошкар-Ола? — бесстрастно ответили мне.

— Столица нашей Родины Мо-с-ква! — заорал я в трубку.

— Вы сказали Йошкар-Ола?..

Вроде бы у меня дикция нормальная. В молодости приходилось выступать на сцене, играть в спектаклях, но убедить автоответчик, что мне нужно в Москву, а не в Йошкар-Олу, я не смог. Ни сил, ни желания общаться с механическим абонентом на другом конце провода у меня не было. Проще съездить на вокзал. Только желание ехать в Москву уже пропало.

Говорят, что телефонистки как класс еще не исчезли, и кое-где «барышни» до сих пор трудятся на междугородних и международных телефонных линиях. Хотелось, чтобы они сохранились и в наших справочных службах вместо ОЗУ (оперативное запоминающее устройство).

Барышни, ау-у-у…