В надежде дождаться заключительной перед выборами статьи Путина листал я в электронном формате «Московский комсомолец»… Татьяна Толстая обвинила газету «Не дай Бог!», которая выходит у нас в грозовые моменты истории, в использовании без разрешения своего текста в блоге.

«По словам писательницы, ­пересказывает «МК», ­публикацией ее поста они хотят сказать читателям, что победа Путина неизбежна. Однако, подчеркнула Толстая, ее пост был совсем не об этом, а о том, что «кто бы ни выиграл эти выборы, результат будет украден и приписан Путину».

Убиться и не жить! Да скажите же наконец, КТО это ТОТ, «кто бы ни выиграл»?! Может быть, его зовут Второй тур?

Но тогда ведь тоже не понять, почему оппозиция так в него вцепилась, одновременно уверяя всех, что ПУТИН НЕ ДОПУСТИТ? Почему? Ведь уже доказано самими же оппозиционерами, что это было бы только на руку Путину ­ победить во втором туре, потому как продемонстрировало бы демократичную сущность всей предвыборной борьбы.

А они это доказывали? Что вы говорите, ну тогда… Путин просто не сможет остановить налаженный механизм. Так у всех диктаторов. Вот Назарбаев отдал распоряжение, чтобы в парламент прошли две партии, а услужливые чиновники — кретины! — принесли ему на блюдечке 97%, так Назарбаев, говорят, просто рвал и метал. Этот пример кажется очень убедительным Владимиру Рыжкову, интервью с которым дает «МК». Он снимает противоречие. Но тут же порождает другое.

Выходит, он все­таки допускает, что сам Путин хочет честных выборов? Просто услужливые чиновники этого не понимают! Но тогда какой же он ретроград и диктатор? А чиновники у нас — такие уж, какие есть. Демократы где­то возьмут новых? Сами сядут на их место? Так разве ж сейчас в массе не чиновники демократического призыва 90­-х? Что же с ними случилось — Путин заколдовал?

Вот пассаж Рыжкова — это я все еще листаю «МК», так что не обессудьте, к тому же Рыжков, кажется, вызывает меньше всего отторжения у всех категорий оппозиционеров — так вот пассаж о том, что после победы Путина едва ли не весь креативный класс покинет Россию:

— У нас за 20 лет уехало порядка 4 млн. человек. Подавляющее большинство — люди с высшим образованием. 4 млн. — это почти население Финляндии. Вот у нас уехала Финляндия, причем лучшие люди страны. Это спровоцировал в том числе и Путин. И в будущем спровоцирует еще: новую волну эмиграции и бегство капитала. И это будет новая трагедия для России. А те, кто останутся, будут выходить на площади, и мы станем свидетелями постоянной конфронтации…

Итак, по порядку. Уже неоднократно говорено, что эмиграция из России не превышает среднестатистические показатели оттока из самых развитых стран, а в последние год­два вообще значительно ниже среднего. Но на случай, если его ткнут в цифры, Рыжков уже ответил: а у нас ЛУЧШИЕ ЛЮДИ уезжают. Кстати, «лучшие люди» уехали, а он остался — стоит призадуматься. Но все равно Путин во всем виноват. Хотя бы «в том числе».

Бегство капитала. Бежит, гад. У капитала патрио­тизма еще меньше, чем у «лучших людей». Но вот что интересно. Стало уже общим местом поносить «режим Путина», от которого капитал бежит. Бежит­бежит, да как­то не выбежит. В стоимостном выражении бегство и впрямь растет, но по отношению к росту экономики — вы не поверите! ­ падает. Иначе говоря, капитала стало больше, а не его бегства.

А вот что будет с бегством капитала, если, паче чаяния, победит Зюганов, вопрос очень интересный. В свое время, когда президентом Франции стал социалист Миттеран и честно попытался осуществить свою предвыборную программу, его поставили на место именно обвальным бегством капитала. Но о Зюганове чуть ниже.

Что касается конфронтации. Ну если креативный класс без нее не может… Только чего это наши европейцы все на «арабские весны» заглядываются? Грецию тоже трясет, аж горит от «коктейлей Молотова». Вот и по всей Европе «покатилась волна протестов». Да и в США протестов хватает, хотя о них и помалкивают…

Рыжков: «Сейчас пропаганда стремится объявить митингующих революционерами. Но на самом деле идет борьба не революции и власти, а борьба реформаторов с реакционерами. Те, кто вышли на Болотную, Якиманку и Сахарова, — классические реформаторы. А Путин — реакционер и охранитель. Он против реформ…»

Ага, это важное уточнение. Так они все-­таки хотят, чтобы конфронтация стала греческого типа! После их либеральных реформ. Что ж, на вкус и цвет конфронтации… Хотя замечу, что Рыжков в протестной среде не единственный из главных, найдутся там и настоящие революционеры самого арабского вида.

— Если предположить, что Путин не дорабатывает до конца очередного президентского срока, то при каких обстоятельствах он может уйти? — спрашивает корр. «МК» в ответ на 15­20%, которые дает Рыжков на вероятность того, что Путин останется до конца.

— Может произойти падение цен на нефть, экономический кризис, могут начаться забастовки, рейтинги могут резко упасть, начнут бузить губернаторы… Масса сценариев. Я могу вам рассказывать их до утра…

А падение метеорита и высадка инопланетян тоже предусмотрены? Иначе до утра может не хватить. Ох, был уже у нас один говорун на вершине власти — оказалось, что больше ничего и не умеет. Природа никогда не дает сполна.

Но вот более конкретный вопрос.

 — Давайте представим, что случается второй тур, в который выходит Зюганов. Вы готовы будете отдать за него голос?

— При одном условии: если он не будет говорить, что я агент госдепа и у меня оранжевый язык. Если же Зюганов поддержит «кандидатский минимум», то можно будет призвать голосовать за него.

«Кандидатский минимум» ­ это, грубо говоря,  требования Болотной в изложении Бориса Акунина. То есть Зюганов должен забыть о своей программе и стать по сути «вторым Горбачевым», о необходимости которого давно говорят либералы. Товарищи коммунисты, а вы согласны голосовать за такого Зюганова вместе с Рыжковым? Вот и я думаю, что даже сам Геннадий Андреевич, пожалуй, не стал бы…

Ладно, пора сдавать мои заметки в номер, статью Путина сами почитаете, а напоследок предлагаю вот над чем подумать.

«Когда заранее объявляют выборы нелегитимными ­ это один из инструментов борьбы. Я считаю такие инструменты вредными. Оппозиция готовится к такой борьбе, к использованию механизмов, которые бы подтвердили, что выборы фальсифицированы, то есть сами будут вбрасывать, все это контролировать, а потом нам предъявлять», ­ заявил В. Путин на встрече с представителями Общероссийского народного фронта.

Борис Немцов это прокомментировал язвительно Би­би­си: «У нас за вбросы вообще­то отвечает товарищ Чуров, который является ближайшим другом Путина».

Это да, ответственным за фальсификации оппозиция назначила Чурова. Но одного я так и не понял. Если Чуров с легкостью необычайной способен перебрасывать голоса в любом направлении и объеме, зачем такому «волшебнику» превращаться в ишака и таскать от участка к участку тюки подделанных бюллетеней? И есть только один убедительный ответ на этот парадокс.

Вбросы (физические вбросы) для подтасовок не нужны. Они, чтобы было понятнее, как пятое колесо телеге. Но именно это «пятое колесо», которое так бросается в глаза, необходимо тем, кто готовится поймать власть с поличным. Это как пакетик с наркотиком в карман подложить, а лучше ­ целый мешок. И тут же застукать. Именно это и собираются делать наши «неполживые». Для кино. Иначе на Болотной после выборов и поговорить будет не о чем.

Протестные не верят или не хотят верить всем без исключения социологическим службам, которые предсказывают победу Путина в первом туре. При условии, правда, хорошей явки на выборы. Откуда, например, тот же Рыжков берет свои «я думаю, 47­-49%» реальной поддержки Путина? Из внутренних убеждений? И это, скажу вам, еще щедро, есть и такая оппозиция, которая Путину ни одного голоса не дает. Им бы конфронтацию замутить — и баста!

Однако, не обращая особого внимания на грязную возню, на эти выборы обязательно стоит прийти. Если уж гражданское общество у нас пробудилось, не стоит отдавать его на откуп «креативному классу». Да, он гражданское общество разбудил, за что можно сказать спасибо, но если он его еще и приватизирует, плакало наше общество…