Актив нашего кочующего по Москве протеста, в промежутках между резолюциями поющий под гитару, играющий в «Мафию» и жующий оппозиционное печенье, снова вступил в неравный бой с полицией за свое право протестовать с комфортом где и как вздумается. Практически в то же время, когда этих душевных ребят изгоняли с загаженных ими Чистых прудов, немецкая полиция разогнала палаточный лагерь протеста, разбитый левыми в центре Франкфурта-на-Майне.

Однако британская The Times отметила только «очередной признак подавления Кремлем оппозиции, настроенной против Владимира Путина». Что ж, протестующие в Германии не имеют против Ангелы Меркель ничего личного, они «против капитализма».

О, наших протестующих этим не объединить! Как бы того ни желал товарищ Зюганов, который заявил на пресс-конференции, что «власть не должна разгонять акции протеста, в том числе палаточные городки». Интересно, как бы отнесся Геннадий Андреевич к такому городку во дворе собственного дома? Кстати, мог бы протянуть руку помощи протестующим и пригласить их под свое крыльцо. А то жалуются какие-то окрестные жлобы. Да что значит их жалкий обывательский покой по сравнению с мировой революцией!

Нет, Зюганов на это пойти не может. Потому хотя бы, что еще неизвестно, кого там среди оппозиционеров больше — «Левого фронта», либерального, а то и вовсе радужного. Как таких объединить под знаменем борьбы с капитализмом?! Впрочем, лидер КПРФ нашел-таки примиряющую формулу: они «не довольны курсом, реальной политикой и особенно повышением цен».

А вот каким курсом эти недовольные будут довольны, Зюганов вам не скажет. Потому что заранее недовольных его собственным курсом там тоже в избытке. Но, как учит «История ВКП(б)», попутчиков коммунисты отталкивать не должны – до срока.

Таким образом, объединенная оппозиция занята у нас «борьбой с режимом». И в этом режиме ее более ничего объединить не может, а потому и не интересует.

Вот недавно в Польше сейм одобрил проект закона об увеличении пенсионного возраста в стране до 67 лет, так что там началось! «У здания правительства с флагами и транспарантами протестуют представители профсоюзов, угрожающие не позволить депутатам покинуть место их работы, заблокировав выходы. Они приковывают cебя к металлическим барьерам, требуя «проявить уважение к рабочим», сообщает ИТАР-ТАСС. Кто там прав, власть или профсоюзы, важнее другое — это конкретный протест против конкретной политики. И даже еще более узко — против конкретного закона. Отчетливый сигнал снизу. Наша оппозиция на такие сигналы способна?

Нет, наша оппозиция борется вообще, объединившись против Путина. Путин, уйди, дай же нам наконец между собою сцепиться, что мы тут будем строить, когда все развалим! Однажды они уже добились этой свободы, в результате чего мы получили гражданскую войну белых и красных (лент) и продолжительную черную разруху.

Борьба идей может протекать и в более мирных формах. А для начала нужно конкретизировать, что же мы все-таки хотим от власти. Это, конечно, разобьет трогательное единство протестующих, но тут уж чем-то нужно жертвовать — мощностью движухи или самим движением.

Возьмем для примера ту же пенсионную проблему. Участники протеста в основном молоды, но это их тоже когда-нибудь коснется, если им не позволят довести дело до самоистребления и уничтожения государства. Собственно, это коснется гораздо раньше, потому что пенсионеров государство содержит за счет работающих — будут же и они когда-нибудь тоже работать, как все те, кому они мешают своими стойбищами. Даже на благословенном Западе приходится работать…

Я тут заглянул на один форум, где обсуждались наши пенсионные дела. Есть там пожелания и по существу, но вот, пожалуй, самый нерв проблемы: «Расстраивает тот факт, что в европейских странах, да и в США пенсионеры живут куда лучше, чем у нас…» (Виктор Кухтин).

Это не зависть. Это как бы естественное сравнение. Я уже как-то писал о словацком пенсионере, который был возмущен, что и его стране в рамках Евросоюза приходится оказывать помощь Греции, где пенсии вдесятеро выше, чем у него в Словакии. Как вы понимаете, это тоже не завись, а прагматичная оценка, исходящая из того, что нужно жить по средствам.

Так вот. «Пенсионеры еврозоны живут не по средствам, и это главная причина текущего кризиса в Европе», — считает Михаэль Лайтман.

Вся наша оппозиционная движуха зиждется в основном на постулате, что Запад якобы доказал, что можно жить припеваючи, если все правильно наладить — по-западному (либералы) или лучше западного (коммунисты). То, что стремиться к лучшему нужно, это бесспорно. И то, что Запад кое в чем преуспел, в общем очевидно. Но все с большей очевидностью проступает тот печальный факт, что западный уровень жизни был сильно раздут за счет кредитования из своего собственного будущего. То есть он в натуральную величину, наверное, повыше, чем у нас, но не в разы. Пустив пыль в глаза, Запад сокрушил Советский Союз, граждане которого не выдержали сравнения. Они и теперь многие не выдерживают — и снова торопятся!

Реальный СССР никогда не соответствовал своему собственному идеалу, но он нес в себе принцип социальной справедливости. Этот принцип был примитизирован до уравниловки, ибо рулевые не поняли главного — новый человек так и не родился, а старые люди все разные. Но неолиберализм абсолютизирует эту разность, позволяя одним получать сверхприбыли, а другим — жить на крошки с барского стола. Пока эти крошки были достаточно жирными, все были довольны, но теперь выясняется, что тот кусочек пирога, который остается от банкиров на социальные нужды, изрядно теряет в калорийности.

К чему я? Во-первых, к тому, что страна должна жить по средствам, не заглядывая в чужой рот. Во-вторых, в стране не должно быть «жирных котов», если хоть кому-то не хватает даже на прожиточный минимум — реальный, а не по остаточному принципу (то, что осталось после пресыщенных).

Есть и еще одна проблема. Повышение жизненного уровня ведет к увеличению продолжительности жизни, а это в сочетании с неважной рождаемостью, характерной для развитых стран, все больше увеличивает нагрузку на пенсионную систему.

Дмитрий Медведев отметил в Госсдуме, когда рассматривалось его назначение на премьерский пост, что Россия в 2011 году наконец достигла уровня рождаемости 1987 года, и впервые средняя продолжительность жизни оказалась больше 70 лет. Скромно, но все-таки движение вперед. Мы даже можем себе пока позволить не рубить с плеча в деле пенсионной реформы. Можно, конечно, никого не спрашивать, как это сделано в Германии, в Польше или на Украине при повышении пенсионного возраста, но это все-таки не слишком демократично, не находите? Нужно искать справедливое решение, соответствующее возможностям (на мой взгляд, поощрение к более позднему выходу на большую пенсию, как предлагается у нас, предпочтительнее тупого повышения пенсионного возраста), и при этом постараться убедить людей в необходимости предстоящих мер.

Передо мной письмо пожилой женщины (у нее уже и дочери пенсионерки), намучившейся с нашими пенсионными учреждениями, а потому через строчку костерящей…  Путина. Да, законы и особенно подзаконные акты у нас столь запутаны, что даже ПФР одного района не может выдать документы по форме, которую требуют в другом. Еще хуже то, что даже самый мелкий столоначальник считает ниже своего достоинства толком объяснить людям, как и почему ему насчитали/пересчитали пенсию так, а не иначе, и не потрудится исправить ошибку, пока ему строго не прикажут свыше. Такие  у нас чиновники, такие отношения, только «белыми революциями» тут ничего не исправишь: других чиновников — для свободомыслящих — у нас нет, нужно управляться и разбираться с этими.

Не всем дано понять, что, как подметил известный писатель Сергей Лукьяненко, «власть не сосредоточена в одном-единственном человеке. И даже в его команде. У победы, как известно, много отцов, а вот поражение — сирота. У власти ситуация иная: всё хорошее делается вопреки ей, благодаря высоким ценам на нефть, протестам оппозиции и благоприятному расположению звёзд. Зато в каждом гаишнике, берущем взятки, или в загоревшемся сарае виновато исключительно первое лицо государства».

Вот вам и очевидный выход для недалеких оппозиционеров: свергнуть «тирана» — и будет нам счастье. А дальше, с какого плеча будем рубить — с левого или с правого?

Придет день, и, как заглянул в будущее один остроумный блогер, внучек спросит у дедушки, а почему мы живем впроголодь на развалинах?

— Потому что твой дедушка, когда был молод и глуп, ходил «тусить» на Болотную, — вздохнет старик…