Соединенные Штаты глубоко обеспокоены очевидным преследованием представителей российской политической оппозиции накануне митингов, запланированных на 12 июня. Лидеры оппозиции, организующие митинг, вызваны в полицию для допроса, который должен начаться за один час до митинга, что делается с явной целью не допустить их на улицы. В совокупности все эти меры вызывают серьезные вопросы о произвольном использовании правоохранительных мер для подавления свободы слова и свободы собраний.

Вопросы эти от официального представителя Госдепартамента США Виктории Ньюланд.

Если есть вопросы, на них нужно дать ответы. Официально ей ответит Сергей Лавров. А неофициально что можно посоветовать «лидерам оппозиции», о которых так беспокоятся за океаном? Не допускайте нарушений на предыдущем митинге — и вас не вызовут на допрос за час до следующего. Можно трактовать это как злокозненность, но можно и как профилактику.

Если эти лидеры уже весьма недвусмысленно грозят гражданской вой­ной, должно ли государство проявлять чрезмерную щепетильность, чтобы не допустить и намека на свою «тоталитарную» заинтересованность в предотвращении подобных сценариев? Какой закон не позволяет следственным органам вызывать на допрос в удобное для них рабочее время? А если гражданам нужен оправдательный документ, объясняющий их отсутствие на своей работе, им в справке не откажут.

Оппозиция чересчур увлеклась, принимая желание властей следовать демократическим нормам за их готовность отступать вплоть до панического бегства и капитуляции. Поэтому нарастание радикализма выплеснулось за нормы демократических приличий в область уже государственной безопасности. И было бы очень наивным требовать от государства покорно следовать на убой, продолжая играть в поддавки. Тут некоторые вспомнили 1937 год. Детский сад! Репрессированная Ксюша Собчак направо и налево раздает интервью о зверствах режима, лишившего ее всего, что нажито непосильным трудом и любовно разложено по конвертам.

После репортажа об обысках у видных оппозиционеров, включая Собчак с найденными у нее капиталами, телеканал РБК как-то без особого перехода поставил вопрос ребром: «Не скажется ли это на инвестиционной привлекательности России?»

На некоторых специ­фических инвестиционных проектах, безусловно, скажется. Инвесторы будут раздражены.

Впрочем, оставим подозрения. Разве не могла Ксения Анатольевна заработать такую малость на корпоративах и вечеринках, где популярная телеведущая всегда желанный гость, умея и вульгарно развлечь, и гражданскую позицию показать?! А то, что гонорары в конвертах, так это везде так принято, почему нужно цепляться именно к представителю ничем незапятнанных белых лент? Двойные стандарты, как с Ходорковским (воровали все олигархи, а наказали только самого демократического)! Ладно, пусть налоговики разбираются с этими конвертами и странностями подруги революционера Яшина.

Пока Ксения томилась в застенках Следственного комитета, «лесная дева» Чирикова зачитала перед благородным собранием оппозиционеров их манифест, выдаваемый за долгожданную программу. На самом деле там все то же самое. Говоря проще, оппозиция как не знала, что делать дальше, когда будет достигнута ее цель — уход Путина, так и знать не хочет. Демократия подскажет. Что она подскажет тем, кто отказывается признавать выбор большинства, легко догадаться — все кончится полной анархией, развалом и утратой суверенитета. Но кого-то именно такой итог и устраивает.

Недавно Анатолий Чубайс в интервью журналу «Медведь» заявил, что «эпоха стабильности закончилась», впереди страну ждут «тектонические сдвиги» и эпоха больших перемен.

Однако, столкнувшись с неожиданной для либерально-западнических кругов решительностью власти не допустить катаклизмов, лидер ИНСОРовской фронды Игорь Юргенс спешит напугать аналогией с 1905 годом, когда отказ от дальнейшей демократизации, по его версии, привел к закономерному финалу в 1917-м. Если бы Юргенс всерьез рассматривал такую историческую связь, он бы первым поднял панику, ведь тогда за Февралем еще более закономерно последует Великий Октябрь, когда судьба юргенсов, мягко говоря, печальна. Между тем гораздо более убедительный аналитик по фамилии Ульянов сокрушался году так в 13-м, что революцию в лучшем случае увидят только дети революционеров. Но в ход истории вмешалась мировая война. Тогда еще первая.

Как ни прискорбно, но в мире сейчас тоже развиваются очень нехорошие процессы, выход из которых многим экспертам видится в большой войне. Но что бы мы ни говорили про то, что история-де ничему не учит, крупные политики очень даже учитывают уроки истории. Именно поэтому Сталин, знающий революции изнутри, накануне Второй мировой первым делом обезвредил «пятую колонну». Но именно поэтому эти колонны с каждым разом выступают все раньше, пытаясь опередить контрмеры не успевающей сориентироваться власти.

Никакого консенсуса между двумя «крыльями» российской элиты («государственнической», полагающей, что России следует оставаться Россией, и «либерально-западнической», готовой превратить Россию в придаток, предполье и поставщика ресурсов Западу») нет, утверждает политолог Лев Вершинин: «Война (это слово из уст лидеров «оппозиции» — полевой армии Чубайса сотоварищи — звучит уже открыто) будет идти до полной победы той или другой стороны. И, судя по истерической («Путин всерьез себя возомнил лидером геополитического противостояния Америке!») реакции г-жи Латыниной, умом отнюдь не блещущей, зато к источникам информации очень близкой, Путин (или «государственники») этот вызов приняли» («Однако»).

Не знаю, блещет ли умом Латынина, но имеющие ум ясно увидят из ее слов, откуда ветер дует, раздувая революционные порывы «болотного» протеста. И тем сильнее дует, чем меньше надежд у Вашингтона поколебать позицию России по Сирии (считайте ее стратегической высотой). Ничего нового – если не взять крепость ударом в лоб, всегда ищут тех, кто откроет ворота изнутри.

Неожиданно эти бойцы отчетливо проявили себя в связи с чемпионатом Европы по футболу. В концентрированной форме отношение к нашей сборной выразил заместитель главного редактора «Эха Москвы» Владимир Варфоломеев: «Это — не сборная России. Это — сборная Путина, болеть за которую теперь должно быть просто стыдно».

И тут же выяснилось очевидное, но до сих пор не слишком афишируемое. Практически все «прогрессивное человечество» Болотной, если за кого и болеет, то против России.

По тому, переживает ли человек за сборную России, можно, как правило, определить, в каком он политическом лагере. Если ты настоящий оппозиционер, ты никогда не гаркнешь это свободопротивное «Россия, вперед!» (националистов-оборотней это не касается). У «Белой ленты» пока нет кричалки «Дави Россию!», хотя многие бы ее охотно подхватили, ибо консенсусно считается, что они как бы за «Другую Россию». Однако она представлена двумя основными типами.

Один из них не просто равнодушен к патриотизму, он его глубоко презирает, как и суверенитет страны, в которой имел несчастье родиться. Поэтому чем меньше останется вообще от России, тем лучше.

Другой оппозиционный тренд — это известная со времен большевиков логика революционных пораженцев: мол, чем больше поражений у режима, тем ближе революция!

Я помню, как у нас даже старушки, равнодушные к спорту и ничего не понимающие в хоккее, прилипали к телевизору, когда советская дружина рубилась с канадцами: едва «Шайбу, шайбу!» не кричали. И не забуду перестроечного журналиста — первый для меня тревожный звоночек, — который гордо заявил, что всегда болеет против СССР, потому как свободомыслящий! Тогда еще многие его единомышленники постеснялись присоединиться, теперь — легко и непринужденно.

Я знаю, есть партийные товарищи, для которых мировая революция превыше интересов государства (именно по этому вопросу товарищ Троцкий сильно разошелся с товарищем Сталиным), эти сейчас молча сопят, не в силах определиться: Российскую империю (царскую) им не жалко, но разрушение Советского Союза они простить все-таки не могут. Так я им подскажу: в обоих случаях разрушалось государство Российское, судьбу которого бросали на кон ради призрачного неопределенно прекрасного будущего, не считаясь с жертвами.

Но вернемся на футбол. Так что там наши болельщики?

golishev: По-моему, единственный надёжный способ не оказаться с патриотами россии на одном гектаре — болеть за Польшу (что я и сделаю).

kantorovich: Ты не один такой! 12 числа болеем за наших! Болеем за Польшу!»

Это из красноречивой подборки Polit Online.

А хороший, между прочим, индикатор для колеблющихся. Если ты все еще радуешься успехам национальной сборной, значит, ты пока идеологически незрелый оппозиционер: поспеши определиться, с кем ты — с «рукопожатными» или с Россией?! А если ты сочувствуешь «несогласным», имей в виду, что они болеют против твоей страны!