Отвечая на вопрос «Финам FM» о том, какие обстоятельства могли бы вынудить ее уехать из России, Ксения Собчак сказала: «Либо еще больший беспредел и ужесточение режима до Белоруссии, личные гонения». «Я также уеду, если здесь начнется гражданская война под ультрасоциалистическими знаменами», — добавила Собчак.
Интересно, а под какими знаменами ее устроила бы  гражданская война?


Только не нужно снова рассказывать про то, что никто не хочет ни революции (это вообще лукавство!), ни тем более гражданской войны, а хотят протестующие только позитивных перемен. Стремительность и кардинальность перемен — это и есть революция. А ответ, почему нас, в отличие от «бархатных революций», легко может занести в гражданскую, нужно искать в самом протесте, выражающем настроения меньшинства, к тому же политически неоднородного, вплоть до антагонизма. Так что не зря у Ксении нехорошие предчувствия. Однако они не останавливают ее от «расшатывания лодки». Видимо, рассчитывает вовремя отчалить, когда она перевернется?

Максим Соколов подмечает во «Взгляде»:

«Объявив: «Я хочу, чтобы через выборы… во власть пришли новые, молодые и не погрязшие в коррупции люди… Надо уже сейчас начинать проводить широкомасштабную политическую реформу и давать возможность молодой и пассионарной части общества участвовать в политическом процессе… Я хочу жить в современном европейском государстве», телеведущая затем присовокупляет: «Это мое право — держать деньги в конвертах, носках, стеклянных трехлитровых банках, дома, в банке, в шкафу у подруги».

Между тем такие вольности не слишком, мягко говоря, подходят для Европы, где налоговики бюргерам в кошмарах снятся. «Наши рассерженные (креативные, европеизированные) горожане не только сами через этот неумолимый ад не проходили, но вряд ли когда-нибудь даже и абстрактно задумывались о его существовании. Это многое объясняет».

Словом, когда Ксения отправится в Европу, деньги не стоит перевозить в чемодане. А о том, чтобы посидеть на дорожку, она, наверное, и не думала. Чай не Белоруссия!

Тут ведь вот какое дело. Идеализация Запада у нас строится в первую очередь за счет демонизации Оте­чества (оно же Рашка). И вот эта гремучая смесь и лежит в основании протестного движения, на время сглаживая его внутренние противоречия. Таким образом, «ножницы» между идеалами и действительностью достигают максимального размаха. И вот эти оторванные от жизни персонажи рвутся порулить?! Не находите в них ничего мультипликационного? Если Собчак и пассионарна, то на уровне «Алисы в стране чудес».

Собственно говоря, о кино мне и хотелось бы сегодня поговорить. В очередной раз «две России» столкнулись на фильме, показ которого на телевидении приурочен к торжественной дате в государственном календаре. 22 июня — День памяти и скорби НТВ собралось почтить весьма спорным произведением нашего, так сказать, нового кино. Можно, конечно, поупражняться на тему «не смотрел, но осуждаю», но в данном случае снобистский стеб не очень уместен (кстати, есть и такие, кто не смотрел, но поддерживает), так как нас не художественные достоинства интересуют, а очередная попытка подменить нашу сложную историю простыми, как букварь, либеральными мифами.

Александр Гришин, разбирая в «КП» обильные киноляпы в скандальном фильме «Служу Советскому Союзу», заметил:

«Как только фильм появился, а его уже показали на украинском ТВ, ряд отечественных кинокритиков разразился исключительно комплиментарными рецензиями. Меня почему-то не удивило, что критики сии придерживаются исключительно либеральных взглядов».

А вот теперь самый главный довод, объясняющий суть возникшего сыр-бора: «Максим Аверин пояснил, что фильм «Служу Советскому Союзу» вовсе не о войне, а о любви. Тогда показывайте его в день всех влюбленных. А 22 июня и 9 мая оставьте нам».

Именно в этом дело. Никто бы не требовал от НТВ снять фильм — даже самый ужасный, если бы его не норовили приурочить к очень важной для нас исторической дате, то есть тихой сапой выдать за хрестоматийное отношение к истории. Покажите в любой другой день — тогда можно и поспорить о его достоинствах и недостатках. Возмущение граждан уже заставило то же НТВ на День Победы снять с эфира не менее скандальный фильм «Четыре дня в мае». Между прочим, также удостоившийся самых лестных отзывов от цвета нашей либеральной общественности.

Алла Гербер, президент Межрегионального благотворительного общественного фонда содействия созданию музея «Холокост»: «Фильм «Четыре дня в мае» я видела на фестивале в Чебоксарах, он прошёл с колоссальным успехом, и я не увидела там ничего, что было бы противопоказано здоровью нашего общества. Скорее даже наоборот. Знанием и честностью нравственное здоровье только укрепляется. И мне очень жаль, что фильм сняли с вещания. Прогрессивная и умная общественность (та, которая идёт на Болотную и не боится высказывать своё мнение) должна была бороться за своё духовное здоровье и настоять на том, чтобы фильм транслировали».

Уже доказано, что все события, показанные в том фильме, выдуманы от начала и до конца, то есть ни о каком «знании» речи вообще нет. Получается, что «болотная» общественность лечится откровенным враньем? И даже обязана отстаивать его. Почему? Ответ на этот вопрос — в оценке той же Гербер другого «шедевра», приготовленного для нас уже к 22 июня: «Если этот фильм позволяет посмотреть с другой точки зрения на Советский Союз, если этот фильм антисталинский, если он показывает всё уродство, весь ужас советского режима; если он честно, не боясь никаких нареканий, говорит о советской политике, когда человек ни в грош не ставился, то я за показ этого фильма».

Для Гербер слова «честный» и «антисталинский» — это синонимы. А если даже антисталинский эффект достигается за счет неправды, то для нее это все равно по-честному, типа ложь во спасение. Однако чем больше лжи, тем сомнительнее спасение. Почему же либералам не хватает натуральной правды?

Обозреватель газеты «Коммерсантъ» Арина Бородина в эфире радио «Коммерсантъ FM» выразила свое негативное мнение об инициативе нового министра культуры убрать из эфира НТВ 22 июня фильм «Служу Советскому Союзу» (для ясности: Мединский просит НТВ, а не приказывает) и усомнилась в существовании 1996 (на тот момент) писем, которые пришли в Минкульт от возмущенных граждан с таким требованием. С тех пор с периодичностью в 2-3 минуты к ней на электронную почту приходят письма указанного содержания, которые она гневно называет спам-атакой. Бородина держится бодро, но в ужасе ждет, что писем будет точно 1996… Напрасно надеется.

Советник министра культуры Юлия Зазулина по поводу писем сообщила:

— Честно скажу, после 2 тысяч мы перестали их считать. Сейчас уже в два раза больше».

Вообще, поразительно, насколько цепко либеральная публика приватизирует все мало-мальски стоящее. Вот и народный протест она считает исключительно своей прерогативой, а потому возмущена до глубины души несомненной провокацией, когда протестует невесть кто, да еще против того, что она сама всячески приветствует. Но это еще только начало.

Юлия Зазулина сообщила «Известиям», что осенью в России появится единый культурный интернет-портал, который сейчас находится в разработке. Одна из функций портала будет заключаться в том, «чтобы идеи, предложения и жалобы людей попадали в Открытое правительство». В случае получения жалоб от большого количества граждан министерство будет действовать подобно тому, как оно поступило вчера в связи со скандалом вокруг кинокартины «Служу Советскому Союзу».

Артист Максим Аверин, исполнивший в фильме одну из главных ролей (в результате чего у цитировавшегося выше А. Гришина создалось впечатление, что это «Глухарь на войне»), пробует объяснить, что кино не о том, о чем мы думаем:

— Цель картины — рассказать о любви. Шум, на мой взгляд, абсолютно на пустом месте! — заявил актер «Комсомолке». — Потому что картина лишена политических подтекстов. Она в первую очередь о любви двух людей, которые вопреки обстоятельствам времени, несмотря на то, что все было против них, сохранили чувства друг к другу…

Но если помещаешь влюбленных в определенное время, почему бы не воспользоваться его реальными обстоятельствами? А если уж мы хотим включить «Голливуд», безразличный к исторической правде, то не нужно и подавать его в качестве «вечного огня» на День памяти и скорби.

— И потом, в нашей культуре полно других проблем, — переводит Аверин на масштаб. — Давайте обратим внимание на то, что люди нуждаются в поддержке, театры разрушаются — я же все это сам вижу!

Как говорил один знаменитый профессор, «разруха — в головах». Вот с них и нужно начинать. А то ведь театры так и будут разрушаться — с каждым таким фильмом очередной афтершок после величайшей геополитической катастрофы. Кто-то радуется, что таким образом мы избавляемся от тоталитарного прошлого, но от прошлого нельзя избавиться, разрушая, можно лишь жить на его руинах.

Так будет сегодня кино?