Когда страна узнала о быстром (всего за пару месяцев рассмотрения) оправдании судом старика-ветерана, умудрившегося прикончить ворвавшегося к нему бандита, весть эта повсеместно была воспринята россиянами с «чувством глубокого удовлетворения».

Очень хорошо, разумеется, что суд не усмотрел превышения пределов необходимой самообороны бывшим фронтовиком, и можно считать, что ему здорово повезло дважды. А итог этой истории вполне мог быть совсем иным, жизнь и судебная практика имеют немало тому подтверждений.

Только в сказках зло непременно получает по заслугам, в действительности же нападавший негодяй или «бригада» мерзавцев, получив достойный отпор, нередко превращаются из налетчиков в пострадавших, а тот, кто защищал свою жизнь и здоровье, получает весьма реальный шанс отправиться прямиком на тюремные нары.

С февраля нынешнего года в президиуме Верховного суда РФ шла работа над специальным постановлением по самообороне граждан, призванным, по словам председателя высшей судебной инстанции России Вячеслава Лебедева, «расставить правовые точки в таких сложных и неоднозначных вопросах, как вопросы жизни и смерти». К обсуждению были привлечены опытные правоведы со всей страны. Скорректированные и выправленные профессионалами правила самообороны, ожидалось, должны были начисто лишить бандитов возможности прикрываться ими, перестать становиться для преступников своеобразной лицензией на убийство. Честным же людям не нужно было бы более рисковать свободой, защищая свои жизнь, здоровье, имущество.

Что в результате получилось? Сформулированы ли четко и ясно критерии самообороны, появилась ли определенность, так необходимая для граждан, полицейских и судей?

— Четких положений постановлением Верховного суда не сформулировано, осталось много недоработок, — разочаровала зрителей телеканала «Россия» специально приглашенная для компетентного освещения проблемы Людмила Айвар — почетный адвокат Российской Федерации. — Судье, рассматривающему дело, в каждом конкретном случае предстоит самому оценивать все обстоятельства и принимать решение. Было ли, например, в действиях нападавшего намерение причинить смерть защищавшемуся или нет. Разъяснено, в частности, что жертва может применить оружие, отобранное у нападавшего. Вообще для самообороны можно применять топор, ружье, пистолет, если таковой имеется. Также разъяснено, что ловушки, капканы, устанавливаемые гражданами для защиты своего имущества, не являются самообороной, так как фактов посягательства на это самое имущество еще не было в момент установки. Что касается случая с пожилым ветераном, его дело просто широко обнародовали, подобных ему — множество, расследуют их годами…

Не знаю, как кому, а мне, не обладающему юридическими знаниями и образованием, все это оптимизма не добавило, поскольку, считаю, ничего, по сути, не изменилось. Но по-прежнему прав мой давний знакомый, отдавший много лет службе в органах внутренних дел и не расстающийся по сей день с оружием.

— Лучше пусть меня потом судят двенадцать человек, чем шестеро понесут, — невесело шутит он, когда речь заходит о возможной самообороне.

В этом вопросе, разумеется, каждый выбирает сам.