У знакомых в этом году в школу идет дочка Маша. Пройти медицинскую комиссию для них, впрочем, как и для остальных родителей дошколят, — настоящая головная боль. Какие-то врачи в отпуске, какие-то уволились, и их надо искать в других поликлиниках. У кого-то запись на месяц вперед. А что будет в итоге?

Уже сейчас ясно: то же, что случилось и у меня, когда я проходила медицинский осмотр со своей дочерью в садик. Мы с трудом тогда прошли всех положенных врачей. Должным же образом дочь осмотрели только дерматолог и офтальмолог. Остальные врачи поставили печати и сделали соответствующие записи. Вот и все.

Хотя, что и говорить, по некоторым показателям условия во многих больницах стали лучше, чем три-четыре года назад. Раньше наша детская поликлиника располагалась на первом этаже уже не нового дома. Тесно там было, неудобно, неуютно. Теперь мы приходили в здания красивые, ухоженные, но что изменилось по сути? Врачи по-прежнему ставят записи лишь для вида: чтоб были.

Печально, что и когда знакомая приведет ребенка в школу, внимание Маше, возможно, будут уделять не больше, чем некоторые врачи в поликлинике. Хотя школы сегодня, даже в сельской глубинке, как и больницы, производят более приятное впечатление, чем во времена не столь отдаленные. Посмотрим в течение недели выпуски новостей. Обязательно покажут несколько сюжетов, где расскажут о том, что теперь почти во всех школах есть интерактивные доски, Интернет, классы оборудованы телевизорами, проекторами, компьютерами, прочей техникой.

В общем, и в школах, и в больницах, кажется, неплохие условия созданы, чтоб качественные услуги оказывать. Почему же этого так часто не происходит? Более того, учителям пытаются увеличить зарплату до средней по региону, а участковым врачам уж давно ее повысили. В чем же дело?

В тех же новостных выпусках недавно показывали встречу Дмитрия Медведева с учителями в одном из городов России. Педагог заявил: у него выходит средняя по региону зарплата — 16 тысяч рублей. Это хорошо, согласился премьер. «Но работаю я на две ставки», — добавил педагог. «Это же 36 часов в неделю! — подсчитал премьер. — невероятная нагрузка!» И Медведев вспомнил, как сам когда-то в бытность преподавателем вуза вел лекции по 8 часов подряд. «После этого ничего делать уже до конца дня невозможно!» — сказал Дмитрий Анатольевич. Возможно, невозможно, а учителям приходится. Ведь надо же к урокам на завтра подготовиться по программам, которые год от года меняются, усложняются и нередко детям вовсе не подходят, нужно тетради проверить, составить всевозможные отчеты по контрольным, общей успеваемости, проверить тетради, заполнить журналы, провести внеклассную работу, еще что-нибудь, но главное — составить о любой проделанной деятельности отчеты в электронном виде.

Что у врачей? Например, у тех же участковых педиатров с «высокой» зарплатой? Сначала приемы, в течение которых к ним приходят до 45 человек, а потом посещение больных на дому. Обслуживать приходится и по 15, и по 18 адресов. Вот и представьте, даже если врач будет тратить на каждого больного около десяти минут, на все про все, не считая перерыва на обед, пятиминутный отдых и переезд от пациента к пациенту, уйдет 7-8 часов. Мыслимо? А ведь врачи теперь тоже обременены все тем же невероятным количеством отчетов, записей. Вспомните любое свое недавнее посещение врача. Сколько вами занимался специалист? А сколько писал или печатал на компьютере? Сравнили? Бюрократические моменты, должно быть, заняли больше времени, не так ли?

Что же получается? Строятся новые здания, в них приходят новые технологии, но система не позволяет уделять внимание главным участникам процесса — ученикам и пациентам, специалисты вынужденно упускают их из вида. Парадоксально, но факт.

А еще парадоксально то, что, несмотря ни на какие условия работы, у нас вылечивают больных, и дети приобретают знания. Сказывается работа той части порядочных людей, которые пришли в профессию по зову сердца. Они не могут изменить себе и, несмотря ни на что, стараются работать с человеком, а не модернизацией, которая, возможно, и призвана улучшить положение в школах и больницах, но пока, увы, заставляет родителей Маши думать только об одном: как бы девочке повезло с учителем. Ведь сегодня хороший специалист — это, правда, скорее везение, чем закономерность.