Опрос на сайте «Регионы России» показывает, что лишь немногим более 11% считают межнациональные противоречия в РФ естественными и неизбежными. 30,3% вообще заявляют, что в Российской Федерации нет межнациональных противоречий, а есть клановые или противоречия региональных элит. А 58,5% считают это результатом отсутствия национальной политики в государстве. Надеюсь, теперь она появится.

Нет, попытки наладить такую политику предпринимались и раньше, но без особого успеха. Но теперь подключается качественно иной механизм. Владимир Путин провел в Саранске первое заседание Совета при Президенте РФ по межнациональным отношениям.

«Наш Совет должен стать той площадкой, на которой мы сможем открыто обсуждать актуальные проблемы межнациональных отношений, не сглаживая острых углов. Привлекать к дискуссии представителей самых разных общественных и политических сил. Не отторгать, а изучать, анализировать конкурирующие предложения, естественно, кроме явно экстремистских», — заявил Владимир Путин.

«Создание отдельного органа с привлечением общественников, а не чиновников — вот гарантия того, что решение межнациональных проблем выйдет на новый уровень, считает один из участников совещания» (Rambler.ru). Именно для того, чтобы «не сглаживать острых углов», как это органически присуще чиновничеству, но и не скатываться к простым — экстремистским решениям. Не зря ведь так удобно созывать людей на митинг под очень доступным лозунгом «Хватить кормить Кавказ!» Но кто на этом митинге вспомнит, как жестоко расплатились иные республики бывшего Советского Союза за свою самоуверенность и жлобское нежелание якобы кормить других? Все мы что-то даем друг другу, но выясняется это часто только после того, как, потерявши, плачем.

«Хотел бы обратить ваше внимание — сейчас у нас всё-таки уже не митинг, а такое более приземлённое мероприятие, — поэтому позволю себе привести некоторые цифры, — сказал Путин. И привел:

По данным переписи 2010 года в России проживает 193 народа и народности, говорящих на 171 языке. В государственной системе образования используется 89 национальных языков, то есть в школах преподаётся 89 национальных языков. Такого уровня защиты этнокультурных прав граждан, я могу смело это сказать, наверно, нет ни в одной европейской стране».

Однако известные силы бесхитростно ревниво заподозрили, что «Путин отбирает национальный вопрос у оппозиции». Если Путин и «отбирает», то у тех, кто пытается его использовать в разрушительных целях.

Однако история ничему не учит, когда и учиться-то не желают. Вот что пишут обиженные за «русский народ» в своих интернет-дневниках:

«Перечитал тут предвыборную статью Путина «Россия: национальный вопрос»… мдя… бредни про соединительную ткань, которую мы якобы выбрали как свой путь. Я такого не выбирал. Я не хочу, чтобы мой народ был какой-то соединительной тканью ради евразийских заблуждений Путина и Кургиняна. Я хочу, чтобы мой народ был просто Великим народом и хозяином на своей земле, не обремененным никаким фантазийным долгом перед иноплеменниками… Что сделал Путин для русского народа за прошедшие 200 дней? Ничего. Он хотя бы еще раз упомянул Русский народ за эти дни?» (sinn_fein_front).

Националистом быть легко, потому что для ветра в голове нет никаких препятствий из «соединительного» серого вещества. Взять хотя бы русский народ. Все ли знают, что до 1917 года русскими именовались все подданные Российской империи? Но революционеры вычеркнули неполиткорректное слово «великороссы». Соответственно сегодня слово «русские» в историческом значении заменило нелюбимое националистами «россияне». И в этом есть свой глубинный смысл, учитывая сколько этносов впитали в себя те же великороссы. Много ли в них осталось от древлян да кривичей? Несколько капель крови, а главное — это историческая память, культурная преемственность и живой развивающийся язык. Вот к чему нужно прививать уважение. И самих русских (из великороссов) это касается далеко не в последнюю очередь. Будем уважать себя сами, зауважают и другие.

А теперь давайте определимся, мы хотим быть «Великим народом» и по-прежнему жить в большой стране или хотим, чтобы никаких «иноплеменников» под боком не было? А то какая-то каша получается.

Теоретически можно, конечно, и объединить оба желания. Пойти, например, по пути британских колонизаторов и просто принудить «нерусских» повиноваться и служить им. Или по американскому пути «выжженной земли». Возможно? Разве что очень ненадолго, пока нас не загонят в сугубо русские области — можете прикинуть по карте, сколько останется от былого величия. И это еще не говоря о том, что по современным понятиям все это, грубо говоря, фашизм. Вот уж что совершенно не русская придумка. И зря что ли наши деды от нее камня на камне не оставили?! Слава богу, им даже в страшных снах не могло привидиться, какие мысли придут в головы иным их внукам-правнукам.

Ну а вздорные фантазии нацдемов о «Русских республиках» на манер европейских — тут даже мысленный эксперимент ставить не надо, достаточно перечитать школьные учебники по истории феодальной раздробленности на Руси. Мало ее терзали соседи и без монгольского нашествия?!

В общем, как ни крути, а нужно учиться жить вместе. Как? А подсказка вот в этих достаточно резких словах Путина:

«Известные события в Кондопоге, Сагре, на Манежной площади в Москве — это, прежде всего, результат бездействия правоохранительных органов и безответственности чиновников. Коррупция, предвзятость представителей госорганов, их неспособность обеспечить справедливость, защитить интересы людей становятся питательной базой и почвой для межнациональных столкновений и напряжённости, а кому-то и прямо выгодно перевести возмущение граждан конкретным фактом несправедливости в форму меж­этнического конфликта».

Хлесткая прямота в словах президента несколько обескуражила критиков, а многие политологи даже смягчили тон, тем не менее, скепсис в обществе силен. И если Путину еще готовы верить в искренности помыслов, то плохо верится в государственные структуры.

«Выход здесь только один. Сам Путин, лично, «в ручном режиме», должен собирать в Кремле «круглые столы» с общественными деятелями и организациями, занимающимися межнациональной проблематикой, лично оценивая потенциал той или иной структуры и конкретных людей. Не торопя их, не вгоняя в регламент, выслушивая каждого, кому есть что сказать. Надо десять «столов» — значит, десять. Надо сто — значит, надо проводить сто…» — считает Григорий Трофимчук, первый вице-президент Центра моделирования стратегического развития (ИА REX).

Но беда ведь не только с буксующей государственной машиной, беда и с самим обществом. Со сложившимися в нем отношениями, перекошенными меркантильностью и эгоизмом, возведенными в статус капиталистической нормы, со всеми вытекающими из этого проблемами. Первейшая из них — дефицит справедливости, поощряющий как на поиски врагов, так и на стремление самоутвердиться за чужой счет по праву более сильного. Даже цирковые лилипуты, извините, меряются ростом, вот и аутсайдеры часто ищут кого-то, на ком можно самоутвердиться и отыграться.

Вот где сухой порох для конфликтов. Лечить нужно все общество, а это процесс длительный. И в первую очередь нужно сломать культ преклонения перед деньгами. Вот где корень зла.

Вот вы думаете, с чего бы это так разгорелись страсти между московскими и дагестанскими болельщиками — из-за ксенофобии? Да ксенофобия здесь только производная! А в основе — попытка тушить пожар купюрами, ничего другого в монетизированные головы сановников и их советников и прийти не могло.

В основе возникшего конфликта, по мнению Андрея Малосолова — бывшего пресс-секретаря Российского футбольного союза, в прошлом — одного из лидеров фанатского движения ЦСКА, «это сам проект «Анжи». Изначально он должен был иметь на выходе очень положительную реакцию у общества». Во-во, те самые благие помыслы!

«Клуб из самого бедного региона страны, одновременно — неспокойного, опасного. Приглашение звезд в этот клуб вроде показывает, что ситуация стабилизировалась. Но это стало ширмой, поскольку за неимоверные, гигантские деньги были приглашены звезды мирового уровня и звезды сборной России… Получилось, что это не спортивный, а кричащий социальный проект с вывеской «Мы заплатим любые деньги, к нам приедут любые игроки» (PublicPost).

Как видим, помогло с точностью до наоборот. И даже дагестанская полиция, ошалело выпучив глаза, подключилась, помогая землякам в войне фанатов. Это уже не футбол, а «золотая лихорадка» и битва амбиций. Гражданам, правда, невдомек, что лилипутских и что сшибаются они едва не на смерть где-то под столом большой рулетки. И справедливости здесь точно не найти…