Закон о защите детей от информационной продукции, причиняющий вред их здоровью, нравственному и духовному развитию, все эти цифирки с плюсиками, появившиеся в телепрограммах, вот уже месяц обсуждаются повсеместно — от медийного пространства до салонов общественного транспорта. Самая распространенная оценка: «Такой закон, конечно, нужен, но…»

Родители и вообще многие взрослые, не связанные с производством и распространением этой информационной продукции, в той или иной степени разочарованы: ожидали, что телепрограммы и фильмы, которые детям и подросткам не следует смотреть, либо совсем снимут с телеэфира, либо перенесут далеко за полночь, а все свелось к возрастным указателям. Производители такой информации и либеральная общественность в тревоге: эксперты — кто? Не пострадает ли из-за их субъективных взглядов искусство?

Есть уже первый курьез: пишут об ограничении «12+» для концерта 78-летней оперной примадонны Монсеррат Кабалье. С чего бы? Кабалье — не Мадонна, чем может смутить разум и душу ребенка? Устроители концерта якобы уверяют, что это — не более, чем проформа: от них потребовали цифирку, они поставили эту, но если родители приведут на концерт более малолетнего меломана, чинить препятствий не станут…

Вопрос об экспертах, а также о том, что можно детям читать и смотреть, а чего категорически нельзя — самый спорный. К примеру, Анна Ахматова недолюбливала «Муху-цокотуху» Чуковского, которая казалась ей недетской. Цветаева терпеть не могла цирковые репризы, где клоун получает тумаки или просто падает, а все смеются. Куприн смотрел на это проще. Что бы эти таланты и гении нарешали, окажись они в таком экспертном совете?

А как вам финал сказки (и великолепнейшего советского мультика) про Конька-горбунка? Мне он всегда казался ужасным: царя, пусть даже тот подлец и дурак, заживо варят в кипятке без всякой надежды на волшебное воскрешение и перерождение хотя бы в одуванчик! На пользу ли нравственному развитию ребенку это ветхозаветное «око за око»? Какая цифра будет стоять рядом с этим шедевром отечественной мультипликации?

Во многих случаях никаких цифирок и не потребовалось бы, если бы те же мультики дети смотрели и обсуждали с родителями, дедушками и бабушками. И горько и тревожно, что в силу разных причин уходит эта традиция из нашей жизни. Дети все чаще остаются наедине с телевизором, а то и Интернетом…

Одна моя знакомая к принятию этого закона отнеслась с изрядной долей иронии:

— Едва научившись читать и самостоятельно вкарабкиваться на стул, я добралась до родительских книжных полок, и к моим 12 годам там уже не было ни одной не прочитанной мною книги. Смею думать, что это пошло мне исключительно на пользу.

Она стала перечислять названия недетских книг, прочитанных в детстве, — это была преимущественно классика – русская и западно-европейская, позитивная и, за редким исключением, целомудренная. Но что может стоять на родительских книжных полках сегодня? Я вот однажды собственноручно отправила в мусорник роман современного британского автора, признанного мастера слова. С точки зрения языка и стиля книга превосходна, но ее содержание способно вогнать в глубокую депрессию и взрослого. Я рассталась с ней из опасения за психику ребенка, и ни минуты о том не пожалела.

У наших родителей не было таких страхов и тревог.

Сквозь статьи этого закона, безусловно, несовершенного, просвечивает проблема, которую, к сожалению, трудно решить законодательно. Это — проблема неуважения взрослых к такому хрупкому еще внутреннему миру ребенка. Ведь его нравственность, модель поведения, чувство прекрасного формируют не только мультики и книжки. Но многих ли взрослых присутствие ребенка останавливает сегодня хотя бы от сквернословия?