В Азовском городском суде будет рассматриваться иск против девушки, взломавшей «из чувства ревности и возникших на этой почве личных неприязненных отношений» электронную почту своей соперницы и выложившей в открытый доступ на «Однокласcниках» ее откровенные фотографии.

Сообщение, появившееся сначала на сайте областной прокуратуры, а потом и федеральной, вызвало немало споров.

Подобные «шалости» в Рунете происходят достаточно часто, но вот судят за них — в единичных случаях. Те пользователи Интернета, кто хотя бы раз становился жертвой взлома электронной почты или аккаунтов в социальных сетях, такое известие приветствовали. Особенно те, кто не только лишился доступа к своим почтовым ящикам, но и пострадал из-за украденной там информации. Но многие «юзеры» были возмущены: как это, «уголовка» — из-за какого-то там «мыла»?!

Ревнивица действительно просто общественным порицанием не обойдется: такие действия являются уголовно наказуемыми. Ей грозит как минимум штраф от двухсот МРОТ либо лишение свободы до 2 лет — по одной статье (неправомерный доступ к информации) плюс от пятидесяти МРОТ и исправительные работы до года — по второй (нарушение тайны переписки). И вот эта реальная ответственность за виртуальные шалости многих и ошарашила…

«Это Интернет, детка» — распространенная фраза, которой успокаивают оскорбленных во время беседы на интернет-форуме или откровенно унижаемых на собственных страницах в соцсети. Это же все виртуально, анонимно, не по-настоящему… Но, позвольте, разве мы позволяем себе вклиниться в диалог девочек-подростков, которые в автобусе негромко обсуждают понравившегося им парня или сумочку, — даже если считаем, что девчата несут полный бред? Или сообщаем «Ну и уродина!» проходящей мимо по улице барышне? Или специально выискиваем журналиста местного телеканала, чтобы прийти к нему домой и похабщиной донести до него свое несогласие с видеосюжетом и ваше личное мнение о его интеллекте? Но разве есть какое-то ключевое отличие между такими действиями на улице или в Интернете?

… В обсуждении релиза прокуратуры на своей собственной «страничке» на аргумент «несущественности виртуального унижения» я предложила собеседнице представить себя на месте жертвы. И так как мой оппонент явно не сталкивался с интернет-насилием (счастливый человек!), предложила ей аналогичную ситуацию: вместо публикации откровенных фотографий в открытом доступе — обливание ведром фекалий прямо на улице, для молодой и амбициозной женщины эти две самые распространенные «мсти» рев­ни­ви­ца­ми полностью идентичны. Скажу сразу: данный спор закончился плачевно. Но уже в личных сообщениях несколько человек, наблюдавших за дискуссией, подтвердили: аналогия приведена очень точно — попав в такую ситуацию, особой «нереальности» полученного унижения они как-то не прочувствовали. Только если на улице мы можем или использовать самооборону (которая по тому же УК РФ разрешает защищаться и от морального насилия), или позвать полицию, то в Интернете на аналогичные действия решается не каждый. И зря.

…Разницы между написанным на сайтах или услышанным на улице нет не только для жертвы, но и для закона. К слову, это стоит помнить и тем горячим головам, кто не считает нужным как-то ограничивать себя во время комментария статьи на сайтах, в том числе и на nvgazeta.ru. Вместо обвинений в цензуре вы бы поблагодарили абсолютно нейтрального модератора — возможно, удалив ваш гневный виртуальный «коммент», он просто спас вас от вполне реального судебного иска от адресата…