Если вы думаете, что рудиментарная поправка Джексона-Вэника в США уже наконец отменена, то это не совсем так. «Законопроект о нормализации торговых отношений с Россией» (так это там называется) отягощен «Актом Магнитского», а в связи с тем, что вокруг него все еще продолжается упорная борьба, сенат может и не успеть одобрить закон до окончания нынешней сессии. И тогда, вероятно, всю процедуру придется начинать сызнова.

Это значит, что поправка Джексона-Вэника продолжает свое неуничтожимое существование. Правда, на этот раз она уже играет против самой Америки, но да не суть важно, гораздо интереснее суета вокруг «списка Магнитского».

Надо отдать должное президенту Обаме, он изначально был против подобного акта, что говорит в пользу его относительно искренних намерений «перезагрузки». Но когда стало ясно, что остановить этот процесс невозможно, администрация Обамы попыталась «смягчить» законопроект, расширив его толкование… на весь мир. Чтобы Москва не приняла это исключительно на свой счет. Так вот политическая борьба вокруг «Акта Магнитского» разворачивается не против того, чтобы он был направлен против России, а будет ли он направлен ТОЛЬКО против России.

Похоже, что Обама и на этот раз проиграет. «Эксперты предполагают, что в Белом доме в итоге примут вариант, утвержденный палатой представителей, так как «глобальная» версия может повлечь за собой осложнения отношений не только с Российской Федераций, но и с целым рядом стран», — сообщают «Вести.ру».

Не поймите превратно. Оба противоборствующих лагеря солидарны в том, что Америка должна по-прежнему безоговорочно доминировать в мире. Разногласия только в одном. Пытаться ли дальше перетянуть Россию на сторону США и западной гиперимперии в геополитическом противостоянии с Китаем или выделить Россию в привилегированное положение отдельного противника, сосредоточившись на известной идее «Карфаген должен быть разрушен».

Два слова о «списке Магнитского». Даже державники, вроде Михаила Леонтьева, не понимают, почему против него нужно возражать. Ведь это же так славно, что иных наших деятелей отлучат от «благ Америки» и арестуют там их сомнительные счета. Ну что ж, объективно говоря, нельзя с этим спорить — полезный для нас закон придумали американцы. Однако, согласившись с ним на государственном уровне, Россия бы собственными руками расписалась в умалении своего суверенитета. То, что на это плевать космополитам и — тем более — нашим патриотам Запада, это не диво, диво, когда этого не понимают патриоты. Мы можем молча потирать руки, радуясь, что у криминально-чиновничьего контингента возникают некоторые трудности, но не должны забывать, что этот удар на самом деле направлен не против коррупции и нарушений прав человека в России, а против самой России.

Для начала нужно понять, что в «список Магнитского» не попадут истинные, но порой тайные друзья Америки (а если и попадут, то исключительно для конспирации, а то что-то сгущаются тучи над агентами влияния в Москве). Зато туда легко попадут фигуры, которые и в глаза несчастного Магнитского не видели, но уж больно не нравятся кому-то в Вашингтоне. А для политически индифферентных жуликов хорошим пряником для вербовки станет возможность быть исключенным из этого дискриминационного листа. Очень удобно в этом смысле, что американцы не собираются делать список гласным, а будут инструментально пользоваться нужными им «утечками». Так что, если вы продолжаете приветствовать этот закон как благо для России, вы либо упорствуете в своих заблуждениях, либо… никогда в этот список не попадете по причине, изложенной в самом начале абзаца.

«Выборы в США закончились. Эксперты теперь спорят, что это будет означать для России. Сначала спорили, кто будет для нас лучше: Обама либо Ромни. Теперь будут спорить, смягчатся ли отношения между Россией и США, или же впереди ждет война — та или иная по масштабности», — пишет Сергей Черняховский на сайте KM.RU. — Но политика США, в частности, их политика по отношению к России, не зависит исключительно от личности президента США».

В некотором смысле исключением был наиболее почитаемый у нас Франклин Делано Рузвельт (тот самый, из-за «пожизненного» президентства которого нас и даровали ограничением для всех демократических президентов двумя сроками). Живи он подольше — и мир, вероятно, был бы другим, избежав и «холодной войны», и нынешней конфронтации, но именно поэтому есть основания считать, что ему помогли покинуть этот мир. В результате мы имеем то, что имеем, а именно— мучительные размышления, ждет ли нас большая война или Америка не будет до такой степени настаивать на сохранении своей глобальной гегемонии (при соответствующих бонусах — продолжать потреблять в разы больше, чем производит).

Вопреки укрепившемуся мнению, Россия по-прежнему геополитически интересует США больше, чем Китай. Хотя бы потому, что Поднебесную оставляют «на закуску». Решив проблему с Россией, Вашингтон снял бы значительную часть беспокойства по части растущей мощи Пекина.

Именно поэтому на недавнем семинаре в вашингтонском Центре стратегических и международных исследований (CSIS) с большим интересом заслушали доклад специалиста по российско-китайским отношениям Виталия Козырева. В прошлом —преподавателя Института стран Азии и Африки при МГУ, а ныне — профессора политологии из Эндикотт-колледжа (штат Массачусетс).

«Итак, какие же цели преследует сегодняшняя Россия в Азии?» задается вопросом сайт «Голоса Америки». Как заверил докладчик, «новая роль Москвы — совместно с мировым сообществом обеспечивать международную безопасность. Что, разумеется, предполагает совершенствование системы сдержек и противовесов на азиатских просторах…

Обусловлен этот, по определению Виталия Козырева, стратегический выбор, тремя концепциями, положенными в основу российской политики. Первая из них —  новый глобализм, т.е. стремление возродить Россию в качестве великой мировой державы. Во-вторых — курс на модернизацию страны, предполагающую ее интеграцию в мировую экономику. И, наконец, в-третьих — необходимость решать локальные проблемы безопасности, которыми изобилует Азия».

Для противников «имперства», думаю, наиболее актуален третий пункт. Либералы и нацдемы хотят быть маленькими, уютными и обихоженными, как европейские куколки-государства, но они вряд ли всерьез задумывались, почему Россия все время стремилась к расширению — в том числе на Кавказе и в Средней Азии. Гигантская территория, во-первых, такая же естественная защита, как непроходимые горы и перевалы. Со времен скифов народы, жившие здесь, защищались огромными пространствами, в которых вязли, рассеивались и гибли лучшие армии мира — от персидского царя Кира до Наполеона с Гитлером. Во-вторых, уставая от набегов лихих соседей, государство Российское в конце концов решало проблемы безопасности поглощением этих соседей. Однако перед нами вставали новые — и история повторялась. Таким образом, шла экспансия, пока границы империи не оказались в относительном спокойствии. Справедливость данного развития доказывает тот факт, что Россия неоднократно отказывалась расширяться за счет заморских владений, во всяком случае, никогда за них не цеплялась. В результате сложилась континентальная империя в чистом виде.

Удобные спокойные соседи могут не опасаться России ни сейчас, ни в будущем, однако потенциальная угроза поглощения/нейтрализации будет всегда преследовать агрессивных и не склонных к добрососедству. Такова исторически обусловленная логика российского имперства. Как говорится, «мы мирные люди, но наш бронепоезд…»

Иная логика у морских держав, каковой была Британия — владычица морей, и какой стали Штаты, принявшие англосаксонское наследство. Здесь экспансия обусловлена прежде всего экономическими причинами, а если говорить прямо — жаждой обогащения. Богатство и власть, как известно, идут рука об руку. А этого много не бывает.

Отсюда справедливый вывод Черняховского: «Кризис их экономики — прямое следствие непрерывной экспансии».

«Первым кризисом, поставившим США на грань катастрофы, была война во Вьетнаме, которую можно рассматривать как колоссальную финансовую аферу, поскольку она привела к нарушению основополагающих принципов американской экономики… Именно масштаб финансовой катастрофы привел тогда часть американской элиты к осознанию необходимости перехода к «политическому реализму», что выразилось в масштабном геополитическом отступлении США и политическом курсе Никсона-Киссинджера».

Однако это могло и не спасти США, если бы Брежнев не согласился на политику разрядки.

Но затем США, отдышавшись и набравшись сил, вновь форсировали гонку вооружений. Однако мало кто догадывается, что она напрягла Штаты в не меньшей степени, чем СССР. «Нам сегодня может показаться невероятным, но благодаря Горбачеву СССР не просто потерпел поражение, он оказался в положении корабля, который его капитан направляет на рифы в одной миле от гавани».

Другими словами, не будь капитулянтства Горбачева, и Запад вскоре сам запросил бы новой разрядки. Вспомните изумление западных лидеров, когда уступки СССР сыпались, как из рога изобилия! Это сродни крупнейшему выигрышу в лотерею за пять минут до разорения.

Экспансии за счет безоговорочной капитуляции Советского Союза хватило США на четверть века. Теперь эти возможности исчерпаны. Америке позарез нужен третий подарок…