Нет, что ни говорите, а хорошо, что в длинные новогодние праздники не все отдыхают. Есть еще службы, которые работают. К примеру — телевидение. И что бы мы делали, если бы еще и на телевидении отдыхали? А так мы оставались в курсе всех событий.

Из новогодних новостей мы узнали, что по России в первые дни нового года было зарегистрировано 1958 пожаров, в которых погибли 237 человек и пострадали 832.

Казалось бы, нужно расстроиться от таких сообщений, но успокоил глава МЧС Владимир Пучков, который отметил, что «…это лучшие показатели за последние 10 лет».

Во многом новогодние пожары связаны с запуском фейерверков. В моем глубоком детстве, когда у нас еще не было китайской пиротехники, мы тоже запускали «фейерверки». Туго скручивали кусок киноленты, заворачивали в бумагу, поджигали с одной стороны и с восторгом наблюдали, как эта «ракета» крутится по земле юлой, выпуская струю едкого дыма.

Сейчас горящей киноленты не найти, зато можно приобрести массу поделок из Китая. Не понимаю, почему нельзя запретить ввоз недоброкачественного товара? Есть же у нас человек, который многое запрещает, — главный санитарный врач России Геннадий Онищенко. Запретил же он на территорию России ввоз минеральной воды из Грузии или яичного порошка из Китая…

Правда, два года назад он выступал по поводу новогодних атрибутов: «Деревья, привезенные из леса, могут вызвать у многих аллергию», а пиротехника — «...это языческий обряд, который перешел все разумные рамки и приобрел катастрофические размеры».

Но «языческий обряд» у нас в новогоднюю ночь все усиливается. Видимо, не удалось Онищенко настоять на своем мнении. И сейчас многие жители после боя курантов выскакивают из-за праздничного стола на улицу не для того, чтобы посмотреть на красочное зрелище, а чтобы убедиться, что ракета не попала на крышу дома.

Из телевизионных новостей можно было узнать о беде, случившейся в Тувинском поселке, где на местной ТЭЦ произошла авария и 3000 жителей остались без тепла в 40-градусные морозы. Но и тут нас успокоили — в Туву отправлено 60 печей-буржуек: 20 от Иркутской области и 40 — от Республики Бурятия.

Тот, кто знаком с арифметикой, смог посчитать, что вокруг одной печи соберутся 50 человек. В таком тесном кругу им, конечно, станет теплее.

А еще меня порадовало, что в новогодние дни, хотя и не с первого раза, но все-таки смог дозвониться в Томск, где сейчас обитает мой родственник Иван Сувидов.

Дело в том, что до этого он проживал в Казахстане. В мае умерла его жена (моя сестра), и он остался один. Вот и решили его сыновья, которые давно проживают в Томске, забрать его к себе. Забрать-то забрали, а вот с установлением статуса — проблема. 20 января обещают дать разрешение на временное проживание. В этом статусе необходимо находиться на территории Российской Федерации не менее одного года. Только после этого можно обратиться с заявлением о получении вида на жительство. Это будет предпоследний шаг перед получением гражданства Российской Федерации. А затем будем ждать, когда закончится этот трудоемкий процесс.

Сложно приходится человеку с простым русским именем Иван.

Вот если бы он звался Жерар…