Болотная перешла в новое решительное наступление на «кровавый режим», таща на спешно переделанных хоругвях крупную слезу ребенка, выплаканную о потерянном рае Америки. Начинается зимняя кампания 1943-го… Ох, зарапортовался — 2013 года. Но что-то в этой первой ассоциации есть.

Режим наш, конечно, не сахар, но все-таки он наш. А наступают на него, как всегда, «силы света», исходящие из гуманного и просвещенного, а главное, познавшего — о боги! — истину в последней инстанции Запада. Если кто-то в этом сомневается, взгляните внимательнее на тех, кто их, белоленточников, поддерживает (и далеко не только морально). Если вы согласны с доблестной и всё более агрессивной оппозицией, поднявшей голос в защиту самого святого — 46 избранных детей, то вы — вместе с Хиллари Клинтон, новеньким директором ЦРУ и стариной Бжезинским, всегда мечтавшим строить новый порядок на развалинах России. Как говорится, скажи мне, кто твои друзья, и я скажу, кто ты. В 1943-м вы были бы тупо на стороне Геббельса, говорившего от имени без сомнения «цивилизованного немецкого народа». Не зря все чаще вспоминается ныне товарищ Сталин. И, между прочим, не только патриотами.

«Перед Путиным стоит та же задача, которая стояла перед Сталиным в начале 1930-х годов», — отмечает Владимир Пастухов, доктор политических наук, St.Antony College, Oxford. Вот даже из Оксфорда это видно, и отнюдь не стороннику Путина. Просто это объективно.

А теперь посмотрим, берется ли Путин за выполнение этой задачи и ради чего.

«Я полагаю, что мы являемся свидетелями важного поворота в политике Кремля. Это странный «серый поворот», о котором не говорят вслух. Потому что официально никакого нового курса не существует, — рассуждает все тот же доктор политических наук в «Новой газете». — Только из-за зубчатой стены каждый день теперь вылетают «ошметки» какого-нибудь нового высокопоставленного чиновника».

То есть явление «ошметок» есть, а курса нет?

«Кремль начал бюрократическую оптимизацию режима, — объясняет Пастухов. — Это его ответ на несостоявшуюся революцию. Одной рукой подавляя революционное движение, он второй рукой пытается по-своему воплотить в жизнь главные лозунги революции…»

Вдумайтесь: бюрократическая оптимизация режима, воплощающая главные лозунги революции. Это как понимать? Режим меняется, не желая, или желает, не меняя?

Вообще понятие «бюрократический режим» довольно лукавое и скорее эмоциональное. Да, у нас традиционно сильна бюрократия, временами она зарывается и напрашивается на чистки. Ну а как, скажем, оценить режим в США, прочитав эти факты от журналиста Майкла Снайдера?

«В XXI веке Америку нельзя назвать страной свободных людей. Скорее это расширенная версия немецкого гестапо.

В былые времена покупка дома и земельного участка считалась непременной составляющей «американской мечты». Но сегодня, благодаря тоталитарным законам, право собственности на дом и землю превратилось из абсолютного в относительное. Дело в том, что в США регламентировано и контролируется всё: от встреч и количества гостей в доме до порядка использования недвижимости по назначению. Стражи порядка могут придраться к любой мелочи. «Неправильное» использование собственности карается. В дом американца могут ворваться из-за того, что трава на газоне слишком высока…»

Или вот еще замечательная деталь для наших свободомыслящих: «К тому же открыто возмущаться в Америке опасно. Ведь за тобой всюду следит недремлющее око «Большого Брата».

«Страна свободы» в отношении США — это скорее результат хорошо сформированного имиджа, на самом деле там царит бюрократия пострашнее нашей, у которой просто очень плохой имидж.

Но вернемся к Пастухову, который не замечает никакого «нового курса», представляя ситуацию обострившейся «борьбой кланов». Но и тут передергивание. А где ее нет — борьбы кланов? Ну разве что где-нибудь в Исландии или Новой Зеландии она мягкая и почти добродушная, а во Франции, Германии, США и Британии — главных монстрах капитализма — еще та борьба с «ошметками»! Просто она проходит в других формах, которые наши «еврофанаты» обожают как невыразимо цивилизованные. А от нашей «борьбы кланов» явно веет византийским духом. Кому не ясно, как это архаично, отвратительно и дико? Хотя на Западе просто исторически другой дух — иезуитский. Чем одно краше другого, я лично не очень понимаю.

Однако я согласен с тем, что курс у Путина не менялся. Но одно дело, когда вы идете по пустыне и через болота, и совсем другое, когда выходите наконец на главную дорогу. При большом желании можно представить, что дорога — это лишь иллюзия, а мы так и продолжаем идти по пустыне. Вот что говорит об этом Альберт Пирманов на сайте «Око планеты»:

«Прошло 12 лет с первого прихода Путина к власти, и только сейчас он может полностью показать своё истинное лицо… Но прежде этому предшествовал бурный период предвыборных битв за голоса и сердца граждан России. Путин сам, напрямую, вышел к народу России и попросил у него поддержки… Сделал он это в тот момент, когда его хотели сосватать в генсеки ООН либо ещё куда-нибудь, фактически отправить на почётную пенсию под всеобщую любовь Запада. Путин должен был стать в одну когорту с Горбачёвым и Ельциным, а в это время можно было бы продолжить дело этих иуд».

На днях известный американский политолог Иэн Бреммер в своем блоге в журнале Foreign Policy назвал Владимира Путина вторым по влиятельности человеком мира. На первом месте у него оказался… господин Никто. Это была ирония, но очень горькая для Бреммера. Путина он фактически ненавидит, но не видит никого, кто мог бы поставить этого русского «выскочку» на место.

Полугодом ранее Бреммер на пару с Рубини написали статью, где утверждалось, что с Россией опять можно уже не считаться, потому что «присутствие этой страны на международной арене в настоящее время ослабевает, а скоро его будет не видно совсем». Очевидная нелепость этого утверждения была встречена прохладно даже профессиональными русофобами, потому что именно в это время нарастало раздражение Запада тем, что Россия встала на пути расправы с Сирией. А попытки сфальсифицировать экономическое ничтожество РФ даже на фоне стран БРИК легко разбивались аргументированной критикой. Бывший главный экономист Renaissance Capital и ING Чарли Робертсон дал краткую и точную отповедь: «Основные макроэкономические показатели у этой страны — одни из самых лучших в мире, ВВП России всего за десять лет увеличился десятикратно, в стране увеличивается продолжительность жизни, растет рождаемость. Так что «у Путина есть довольно весомые основания для «хвастовства», — отмечает Робертсон.

«Если посмотреть на цифры МВФ за 2011 год, Россия просто намного богаче остальных членов БРИК, которые даже близко к ней не стоят», — замечает Марк Адоманис в Forbes.

«Бреммеру и Рубини должно быть стыдно за себя, так как они занялись вопиющей подтасовкой фактов и преувеличениями, цель которых — в том, чтобы подкрепить старую догму: «Россия — это зло», — резюмирует Бен Арис в The Moscow Times.

Итак, мы опять «империя зла»? Совершенно верно. И только потому, что Россия не служит у США на посылках и отстаивает национальные интересы, а не интересы Запада, как в «демократические» 90-е.

«Наконец-то Путину не надо будет изображать из себя мягкого и компромиссного политика. Надоело Путину ваньку валять перед Западом, спектакль закончен и маски сброшены. В мире скопилось критическое напряжение между Западом и всем остальным миром, предгрозовая ситуация. Мир ждут громы и молнии…» — отмечает А. Пирманов.

И не один он замечает, как в мире попахивает «озоном» мировой бури. (Собственно говоря, последним бастионом на ее пути стала Сирия). Абсолютным приоритетом становится выживание России. В экономическом, политическом и военном смысле. Необходима мобилизация страны. Конечно, не в том жесточайшем виде, как при Сталине. Поэтому Пастухов употребляет вместо мобилизации слово «оптимизация»: «Политическая атмосфера в России накаляется… Новые уголовные дела выскакивают из телевизора, как черт из табакерки…»

Вот те и на, то они требуют «посадок», без которых борьба с коррупцией — всего лишь имитация (братцы, режим вас обманывает!), то им вдруг не нравятся «новые уголовные дела», которые они уже называют… «управляемым террором». Понятно теперь, кому на самом деле угрожала борьба с коррупцией?! Да-да, именно жулики и воры и зарядили всю эту кампанию против «жуликов и воров». Помните, кто первым кричит: «Держи вора»?

«Путин приступил к открытому построению Российской империи», — уверен Пирманов (я его столь обильно цитирую за жесткую доходчивость, хотя у меня хватает и других цитат на эту тему):

«Итак, за последний год в стране создалась идеальная ситуация, выявлен рядовой и средний состав пятой колонны… С началом нового политического сезона, осенью, Путин выставил счёт всем элитам: определитесь, господа, где ваша родина и с кем вы! Но прежде открыл шлюзы с долго накапливаемых материалов и компроматов на зарвавшихся и заворовавшихся чинуш и спаянных с ними дельцов от бизнеса… В рядах контролирующих контор появились вновь образованные организации, между ними “подали” напряжение и тотчас кое-где заискрило… Отмашка на движение катка дана, и его уже не остановить, даже заносом взяток в высокие кабинеты. В кабинетах нервозная обстановка и нехорошие предчувствия…»

Поэтому «пятая колонна» вновь брошена в бой. В отчаянную психическую атаку. За слезу ребенка…