На этот раз «Левада-центр» сильно запоздал. Возможно, что-то не сходилось. Только в конце января выложил расклад отношения россиян к «закону Димы Яковлева», когда оппоненты либералов-западников уже вовсю размахивали, как знаменем, данными ВЦИОМа о 76-процентной поддержке этого закона в народе. Поэтому, вероятно, пришлось поторопиться.

Как и следовало ожидать, данные этого центра оказались совершенно другими. Тем не менее ниже 50% поддержку этого закона здесь опустить не смогли. Я вовсе не обвиняю никого в прямых подтасовках, но всем известно, что для результата нужно правильно задавать вопросы. Ну и от выборки очень многое зависит. Судя по результатам, выданным «Левадой», здесь не особенно скрывают, что значительный упор сделан на Москву. С одной стороны, интересно, конечно, сравнить мнение москвичей с «остальной Россией», но с другой — это неизбежно дает крен общих результатов в сторону «продвинутой» столицы.

«Специалисты центра уточнили, что опрос в Москве показал практически противоположные результаты по сравнению со всей страной: 37% относятся к закону положительно и 50% — отрицательно», — разъясняет «Газета.Ru».

Однако дело не только в Москве. Судя по терминологии и самих авторов исследования, они даже не пытаются скрыть «уши» своей тенденциозности, которые гордо торчат над их «наукой»:

«Представляется, что история с принятием «закона Димы Яковлева» еще больше углубила тот раскол между властью и наиболее модернизированной частью населения России, который явственно обозначился в 2012 году», — предполагают социологи «Левады-центра». Оппонентов власти можно было охарактеризовать по-разному, но выбрали ученые не какой-нибудь сухой нейтральный, а однозначно комплиментарный вариант.

И вот этим духом «морального превосходства» передовой якобы части общества (бизнесмены столичные, менеджеры разнообразные, офисный люд, студенты прохладной жизни и прочий креатив) над домохозяйками, пенсионерами и отсталой глубинкой пронизан весь отчет, что особенно заметно благодаря усилиям вышеназванной «Газеты.Ru» (не знаю только, благодарны ли ей сами социологи, еще считающие себя серьезными исследователями).

Есть, впрочем, и странности:

«Большинство респондентов отмечают, что стоит разрешать усыновление российских детдомовцев приемными родителями из США и Западной Европы. Причем часть (8%) поддерживает подобную инициативу безоговорочно, некоторые (39%) уверены, что за детьми в семьях иностранцев нужен систематический контроль. Еще часть (22%) также выступает за иностранное усыновление, но только при условии, что случай тяжелый — тяжелая болезнь или инвалидность ребенка. Четверть опрошенных (25%) выступает резко против».

Странность в том, что к безоговорочным западникам (8%) примыкают 39% тех, кто все-таки считает, что контроль над иностранными усыновителями необходим. Но если они такие образованные и продвинутые, как нам силится показать «Левада», отчего же они не слышат, что именно нежелание США допускать подобный контроль и послужило основным поводом к запрету на усыновление в эту страну? Есть только одно разумное объяснение, не ставящее под сомнение всю эту статистику. Они это услышали, но в силу инерции и нежелания соглашаться хоть в чем-то с Кремлем продолжают упорствовать. Или хитроумно перекладывают вину на российский МИД, который, мол, не сумел добиться выполнения договора от госдепа (с больной головы — на здоровую). В общем, для наших «наиболее модернизированных» по любому виновата Россия.

Могут возразить — не Россия, а режим! И вот тут мы как раз и упираемся в самый важный вопрос, а что есть Россия — часть Запада или часть света?

Если мы часть Запада, то эту публику не устроит никакой режим, смеющий вести самостоятельную политику, не идущую в кильватере западной. И фактически Россия для них — лишь историческое название глубокой провинции западного мира, западной окраины. Но может ли окраина быть передовой? И кто же тогда наши «наиболее модернизированные» — серое провинциальное общество, мечтающее вырваться из этого заштатного «Мценского уезда»?!

Если это не парадокс, то уж тупик точно.

Недавно мне попались рассуждения экс-президента Польши Леха Валенсы, который в интервью немецкому изданию великодушно оставляет Украине роль европейской житницы, но чтобы она и не думала заниматься машиностроением, конкурируя с германским и польским. Нечто подобное мыслится и для России – беспрекословная поставщица сырья. И не смотрите на то, что западники больше всех критикуют нашу «сырьевую экономику»: если Западу будет нужна именно такая экономика, они согласятся легко. Так было в 90-е, когда они рулили, так будет и впредь, если паче чаяния они вернутся. Потому что это определяется ответом на самый главный — цивилизационный вопрос, что такое Россия — западная дыра или самостоятельный проект.

«Россия вобрала в себя элементы множества других цивилизаций, и этот сплав образовал нечто самостоятельное, — считает известный интеллектуал Анатолий Вассерман. — Россия — это не Европа, так же как и не Азия, а отдельная цивилизация. Все специалисты по пониманию того, что такое цивилизация, в этом плане совершенно единодушны».

Ну и что это для нас значит? А вот что.

«Россия — самостоятельная цивилизация среди других локальных цивилизаций мира, — пишет доктор экономических наук и доктор философских наук, известный ученый Александр Иванович Субетто. — Современное западничество неолиберального, проамериканского толка породило ее историческую катастрофу. Возникла проблема цивилизационного самоосознания, без которого мы можем погибнуть, так и не постигнув причин своей гибели. Вернуться к своим основаниям и законам развития — означает обеспечить прорыв в будущее, обеспечить адекватное нашим географическим, культурно-этническим, ценностно-духовным основаниям духовное и материальное воспроизводство условий жизни».

Вот и решайте, кто у нас те, кого «Левада» называет «наиболее модернизированными» — не передовой ли отряд леммингов, устремившихся к пропасти?

И не нужно так усиленно напирать на то, что среди «наиболее образованных слоев» в большей мере выражен протест против антиамериканских, а значит,  антизападных выпадов Кремля. Образование, особенно нынешнее – это еще не признак большого ума, а уж тем более — мудрости. Народ может быть не шибко образован, но мудр, равно как и наоборот, — в истории хватает примеров и того, и другого. А потому более молодой возраст противников того же «закона Димы Яковлева» (хотя лично я склонен рассматривать его лишь как предлог для выражения своих настроений) — не достоинство, а недостаток. Здесь опыт нужен жизненный, а не продвинутость, к тому же еще неизвестно куда, судя по тем проблемам, которые испытывает ныне Запад.

Недавно у благоговеющей перед Западом столичной тусовки появился еще один «достойный повод» обрушиться на «кровавый режим» — в голландской тюрьме покончил с собой беглец «за нашей и вашей свободой» Александр Долматов. И неважно, что в своей предсмертной записке он писал странные для западников слова: «Я не хочу возвращаться предателем» и просил отправить его тело в Россию, лучшую страну на Земле (да не мог он такого написать, уверен Сванидзе, даже мельком не знакомый с этим человеком!), это все равно, дескать, обличает власть. А раз народ ее так или иначе поддерживает, то и всю Россию.

Татьяна Друбич: «После «закона Димы Яковлева» я поняла, что страна на данный момент мертва. Ждать тут больше нечего. Перемены возможны. Всякие. Я их не жду. Если кто-то может уехать – жить здесь не надо…»

Это не плохо обдуманные слова, выпаленные по горячке, это – сознательный цивилизационный выбор. Раз здесь мы Запада не дождемся, нам тут больше ничего и не светит.

«Эховец» Владимир Варфоломеев с энтузиазмом подхватывает: «Про то, что страна мертва, это очень точно… Когда-то — и отнюдь не сегодня, конечно, — её просто взяли и выключили».

На самом деле, не выключили, а отключили – от командного центра Запада. Судите сами, ну пусть даже этот пресловутый закон – не лучший способ «отключения», но разве это причина хоронить Родину? Для Друбич, как видим, этого хватило. И можно догадаться, почему: она  не слышит больше западного пульса. Для нее это — цивилизационная смерть. А для России – надежда на новую жизнь.

«Россия и мы — в нашем нынешнем, живом состоянии — для них совершенно бесполезный объект, — пишет в «Однако» Роман Носиков. — Наши попытки собраться с силами и выжить для них — тоталитаризм и жестокое ограничение их в свободах разлагать страну… Честно говоря, я не вижу для них перспектив. Потому что Россия, на мой взгляд, твёрдо решила для себя вопрос «быть или не быть» — и это решение их не устроит. Возможно даже, что на свете нет сейчас более живой страны, чем Россия. Она настолько жива, что опять, словно ребёнок, не знает пока, кем она хочет стать, когда вырастет».

Ну одно она, Россия, знает наверняка — стать сильной и самостоятельной.