«Количество липовых кандидатов и докторов наук в России зашкаливает все возможные пределы», — возмутился премьер–министр РФ Дмитрий Медведев. И призвал ужесточить борьбу с плагиатом в академическом сообществе.

Вообще–то своими заявлениями Дмитрий Анатольевич никого не удивил, разве что слегка припугнул. В академическом сообществе все прекрасно знают, чья научная работа «липовая», а у кого, так сказать, «натурпродукт». И никто пальцем не укажет на «липового» доктора, потому что все если не друзья, то товарищи. Словом, сам погибай, а товарища выручай. Иначе себе дороже. А то, что комиссия Минобрнауки РФ, извините за терминологию, «застукала» МГПУ в «поточном производстве» фиктивных диссертаций, так у нас такие проверки проводятся сейчас во многих структурах. Сфера образования и науки не исключение. Так что в любом вузе найдется свой «скелет в шкафу», стоит только поискать.

«Липовые» кандидатские и докторские диссертации — лишь одна из проблем науки и образования в целом. И назрела она не вчера. Не секрет, что и в советские времена случались заимствования соискателями чьих–то кандидатских и докторских диссертаций. Да и некоторые студенты не прочь были действовать подобным способом. Выпускники одного из ростовских вузов рассказывали, как их  однокурсник  представил на защите чужой дипломный проект трехпролетного моста, в то время как защищаться ему предстояло по теме двухпролетного. Без пяти минут выпускник был настолько уверен в правильности «выбора», что не смог отличить чертежи одного проекта от другого. Председатель экзаменационной комиссии выгнал его со словами: «Пока я жив, ты диплом не получишь!» Правда, тогда такие случаи были из ряда вон. Чаще защита той же докторской диссертации становилась событием не только для вуза, но и города. Потому что в своих работах ученые не просто ставили задачи, но и выдвигали решения той или иной проблемы.

Что сейчас? За ваши деньги – любая услуга! В Интернете их целый банк: от курсовой работы до диссертации. На любую тему. Хотите, чтобы за вас ее написали? Пожалуйста! «За услугу — написание кандидатской диссертации на заказ стоит цена, которую потенциальный клиент должен оплатить, чтобы получить качественный труд и заниматься при этом своим делом, в котором он достиг профессионализма». Во как! Рассматриваются все критерии написания работы: соотношение качество–цена; уровень поддержки и корректировки; скорость и сроки. Обговорили, ударили по рукам. И спустя время кандидатская (докторская) готова. Так на что мы жалуемся? Да ведь такой услугой грех не воспользоваться. И пользуются! Все, кому не лень.

Вы знаете, сколько у нас по стране людей, получивших ученые степени, идут в науку и образование? Всего 8% из всех защитившихся. Об этом заявил главный ученый секретарь высшей аттестационной комиссии при Министерстве образования и науки РФ, член–корреспондент РАО Николай Аристер на состоявшемся в минувшую субботу совете ректоров ЮФО. «Остальных для чего готовим?» — задался вопросом Николай Иванович. И сам же ответил: «Для имиджа. Чтобы обвешать «корочками» и показать, что у него ученая степень». Николай Аристер представил далеко не радужный анализ деятельности существующей сети диссертационных советов в России и, в частности, ЮФО, подчеркнув, что работа некоторых из этих структур не соответствует даже формальным требованиям, а процедура защит вызывает немало вопросов. Как, к примеру, отнестись к диссертационной работе, тема которой посвящена формированию… коммерческой организации в стоматологии. При этом соискатель претендует ни больше ни меньше на степень доктора медицинских наук. Диссертация прошла даже экспертный совет. Но высшая аттестационная комиссия работу не приняла. За последний год ВАК не утвердил 51 диссертацию, оценив как «хлам, макулатуру».

Министерство образования и науки РФ взялось за наведение порядка в диссертационных советах. Предполагается, что из более трех тысяч диссертационных советов, действующих в стране, останется полторы тысячи. Формироваться они будут самими вузами. Хотелось бы верить в то, что, зачитывая ту или иную диссертационную работу, ученые, экспертные советы будут подходить к соискателям не с точки зрения «Платон мне друг», а по принципу — истина дороже.