Известие о выдвижении Эльвиры Набиуллиной на пост главы Центробанка государственники встретили с понятным унынием, особенно болезненным от того, что в последнее время ожили надежды на изменение экономического курса в пользу более напористого возрождения державы.

Конечно, Набиуллина — это не Кудрин и не Улюкаев, как выразился один из комментаторов на ТВ РБК, она — «средне-либеральная» кандидатура. И с одной стороны, наш ЦБ, ответственный за кредитно-денежную политику, как подмечают эксперты-самоучки, остается филиалом американской ФРС (ибо рубль фактически привязан к доллару), что печалит нашу суверенную гордость. Но с другой стороны, жить в мире либерального глобализма и быть от него свободным — нельзя, во всяком случае, без последствий. Поэтому нужно как-то вписываться в существующие реалии или объявить им войну до победного конца. Путин избрал «средне-либеральный» мир.

Однако, на взгляд бескомпромиссных патриотов, ничего «среднего» здесь нет. Словно в подтверждение их подозрений  нынешний председатель Центробанка Сергей Игнатьев признался корреспондентам «Известий», что считает Эльвиру Набиуллину достойной преемницей.

— Я ей много советов еще дам, — сказал он,  удовлетворенный предложением Набиуллиной остаться при ней советником. О том, кто дает советы самому Игнатьеву, можно догадываться.

Лично я был почти уверен, что назначения Глазьева, как представителя нелиберальной школы, не последует, ибо это совершенно противоречит путинскому стилю – напролом он не идет. Однако оставалась надежда, что будет найдена кандидатура, против которой либералам возразить будет нечего, хотя аплодировать ей они не будут. Такой кандидатурой, например, мог бы стать Сергей Степашин. Однако подобное назначение либерально-западническая элита встретила бы как артподготовку перед генеральным наступлением на ее пошатнувшиеся позиции. Теперь понятно, что наступления такого не будет. Путин уже с позиции силы предлагает элите успокоиться и жить дружно. Как жили после посадки Ходорковского.

Президент по-прежнему ставит на стабильность, отвергая весьма патриотическую идею идти на прорыв, скорее всего, самоубийственный, хотя и сильно героический. Однако в его взвешенном и, вероятно, продуманном подходе таится одна серьезная опасность.

Все эти аппаратно-макроэкономические игры малопонятны даже многим экспертам, что уж говорить о широких массах. Поэтому очевидно, что в массах, которые с надеждой смотрели на президента, даже если его поругивали, будет понято одно, но главное: Путин опять пошел на сближение с либералами. Если вообще от них отдалялся (как говорят в народе, милые бранятся — только тешатся). А это значит, что Путин в таких тонких играх рискует растерять широкую поддержку, которая наметилась в патриотических кругах. Недавно известный экономист Михаил Хазин говорил, что Путин заручился мандатом народа на чистку элиты. А теперь народ видит, как он меняет этот мандат на старый добрый элитный консенсус. Но разве опытный разведчик не знает, что довериться либерально-западнической элите — это все равно, что подставить спину предателю? Ведь это именно те люди, которые тайно поддерживали Болотную. Хазин прямо назвал решение о ЦБ «сговором с «болотной фрондой».

Думаю, Путин должен учитывать, что, вольно или невольно обманув пассионарные ожидания, второго мандата от народа он может и не получить.

Возможно, президент очень рассчитывает на вскоре предстоящий в Ростове съезд ОНФ (Общероссийский народный фронт), где у него будет возможность подтвердить патриотический курс. Но пока создается впечатление, что он несколько недооценил негативные последствия от своего решения, которое либералы во главе с Кудриным приветствовали. А приветствие Кудрина да еще в сочетании с одобрением посла Макфола —  это для державников, как красная тряпка.

Больше того, для тех, кто до сего момента ничего не понял из того, кого там и куда назначили, это стало совершенно ясным индикатором: одобрено Вашингтоном и Бильдербергским клубом — значит, снова началась распродажа Родины. Но совершенно неожиданно о себе заявила сила, о которой теоретически знали, но практически никогда с ней не сталкивались. Подала голос национально ориентированная элита.

Когда Путин говорил о том, какую кандидатуру он предложит на пост главы ЦБ («Вам понравится»), он упустил из виду, что его слушает не только либерально-рукопожатная общественность. Многим не понравилось.

Аналитический центр, близкий к главе РЖД Владимиру Якунину, сообщил о том, что «Единая Россия»… проиграла выборы в Думу. Не обошлось в истории и без Михаила Прохорова. Именно его газета «РБК daily» опубликовала информацию о том, что есть, дескать, математически выверенные доказательства того, что на минувших парламентских выборах победила на самом деле КПРФ, а сам Путин, хоть и легитимен, но набрал едва 52% голосов, остальные ему «дорисовали».

Тонкость момента в том, что, как сообщает «Взгляд», «источник затруднился объяснить, почему доклад был обнародован спустя столько времени после выборов в Госдуму». К тому же остается загадочной сама методика расчетов.

«Это реакция на провал кандидатуры Глазьева как председателя ЦБ», — уверен политолог Евгений Минченко, имеющий в последнее время доступ к самым потаенным уголкам кулуарных лабиринтов. На самом деле — это реакция не столько на провал Глазьева, сколько на очередной триумф либералов. Это напоминает отчаянный сигнал: продолжение заигрываний с либеральной фрондой означает конец поддержки со стороны государственников.

Надо заметить, что Путин привык иметь дело с натиском либералов, опираясь на негласную поддержку другой стороны. Но оказалось, что терпение социал-государственников не беспредельно. И они уже готовы играть самостоятельно, если президент не собирается с ними считаться и в дальнейшем.

Интересно, как поведут себя либеральные СМИ, получив такую бомбу против Путина, но в тот момент, когда тот сделал шаг им навстречу? Пикантный момент.

На самом деле, перед Путиным сейчас стоят задачи, которые, по мнению главного редактора «Русского журнала» и руководителя Центра медиаисследований УНИК Александра Морозова, просто физически невыполнимы:

«Президент России Владимир Путин совершает то, что приводит к политическому самоубийству и состоит одновременно из борьбы с бюрократией, продолжения непопулярных реформ и борьбы с оппозицией. На понижающемся тренде доверия это чрезвычайно рискованная история…»

Аналитик не назвал еще фактор Запада, о котором президент, надо думать, не забывает. В этом смысле мне показался любопытным один из комментариев на сайте «Однако». Сергей Торопчинов (Saint Petersburg): «Надо знать расклад реальных сил в Кремле и вокруг него, а также «людей, которые принимают решения». В настоящее время внедрение в структуру ФРС, каковым является ЦБ РФ, финансистов — сторонников консервативных патриотических сил, а тем более левых патриотических сил — это просто политическое самоубийство для ВВП. Ещё не время!».

А вот на другом сайте интересное объяснение компромиссности фигуры Набиуллиной: «между «жмотом» Кудриным и «мотом» Глазьевым» (serg_markov). Имеется в виду то, что из Кудрина лишнего рубля было не выжать, а Глазьев — сторонник широких инвестиций и дешевого кредитования. В условиях, когда коррупция в России еще далеко не укрощена, нельзя забывать вечное кудринское ворчание: «Разворуют»; но в то же время для развития страны очень нужны т.н. длинные кредиты. Трудно представить, что Путин не обговорил насущные задачи со своей помощницей перед назначением.

Однако, если прав Михаил Хазин, и мир переходит от глобализма к региональным экономическим зонам, мы, выигрывая тактически, рискуем проиграть стратегически. Все зависит от скорости такого перехода и способности предложенной кандидатуры оторваться от прежних либеральных догм и трезво оценить ситуацию. Остается надеяться, что Путин верно оценил качества Набиуллиной.

Журналист Дмитрий Лекух удивляется «истерической реакции» на ее выдвижение – и не только со стороны патриотов, но и со стороны либералов:

«Нет, конечно, всё понятно: одни ждали выдвижения Алексея Леонидовича Кудрина (или кого-то из его «окружения») как верного продолжателя «атлантической» финансовой политики. Другие надеялись на кардинальный разворот и кандидатуру Сергея Юрьевича Глазьева».

Итак, грубо говоря, две крайности: Кудрин – полная сдача Рокфеллерам и Ротшильдам, Глазьев – полный разворот от доминирования доллара. Но есть ли у нас возможности для такого рывка к независимости?

«Участок работы, который сейчас возглавляет Глазьев, и на котором он проявляет себя в высшей степени успешным и абсолютно устраивающим президента России менеджером, с точки зрения государственного строительства, возможно, является даже более важным, чем пост главы ЦБ: вопросы Таможенного союза, Единого экономического пространства и евразийской реинтеграции являются сейчас для нашей страны вопросами элементарного выживания самого «русского мира» («Однако»).

Согласен, на сегодня задачи у России, несмотря на признаки возрастающего влияния, все еще прежние — выстоять. А там посмотрим…