Многих россиян очень серьезно озаботил кипрский прецедент: мол, от готовящейся на острове «экспроприации» части денег с офшорных счетов в виде единовременного налога в обмен на финансовую помощь Евросоюза, больше других вкладчиков пострадают именно россияне, которым принадлежит почти треть всех депозитов в местных банках.

Мировая общественность озаботилась: пострадают люди! Наша пресса активно включилась в обсуждение проблемы: как тяжело заплатить непредвиденный налог в 6,75% на депозиты размером до 100 000 евро и 9,9% — если сумма больше 100 000 евро. И на таком «высоком фоне», где ломают копья представители еврокомиссии и озабочены президенты разных стран, как-то неловко вспоминать о российских предпринимателях, которые вынуждены сворачивать свой малый бизнес из-за увеличения взноса в пенсионный фонд. Ведь в 2013 году он составит для всех ИП без исключения, независимо от оборота и прибыли, 35700 рублей. Но это – еще не потолок. Новое повышение налога в пенсионный фонд последует в 2014-м, а затем и в 2015-м году. Так что в сумме он может приблизиться к 50 тысячам рублей и более.

Для предпринимателя, чей годовой оборот не превышает 150-200 тысяч рублей, это серьезный удар по кошельку. Вычесть расходы, налоги, что останется?  На Руси татары брали налог — «десятину».  При такой ситуации у нас малое предприятие вряд ли останется рентабельным. А что это за предприятия? Кто такие эти ИП? Во-первых, это небольшие фермерские или крестьянские хозяйства, имеющие более чем скромные земельные наделы — от 25 до 40-50 гектаров.   Я разговаривала с таким предпринимателем. Фермер — она же ИП — женщина, мать троих детей. Муж отправился на заработки, да там и остался. Ее  доход — тысяч триста, если год удачный. А в засуху вообще рассчитывать не на что, только на личное подсобное хозяйство: двух коров, огород, птицу. А налог чем платить? Проще ту же землю в аренду сдать.

Во-вторых, предприниматели-единоличники, которые работают самостоятельно, имеют небольшую торговую точку, что-то делают своими руками. Порой люди открывали ИП, чтобы получить небольшой дополнительный доход, заплатить с него посильный налог и спать спокойно. Этим тоже проще закрыться или в тень уйти. Недавно в налоговой встретила женщину, которая держала магазин в самом центре Ростова, недалеко от базара. Первый удар по ее бизнесу нанесло перекрытие движения транспорта по улице, на которой стоит магазин: резко упали продажи. Последней каплей стал выросший как на дрожжах налог в пенсионный фонд.

—  Я переведу нежилое помещение в жилое, пущу туда квартирантов, налог заплачу 13 процентов… А, может, и того платить не буду, — добавила, немного подумав. — И никаких хлопот.

В-третьих, это работники крупных супермаркетов или каких-то офисов, которых приняли на работу с условием, что они зарегистрируются как  ИП и сами за себя будут платить все налоги.  Если учесть, что продавец получает  20-25 тысяч рублей, то в нынешнем году уложится в полторы зарплаты, в будущем  – почти в две.

Не так дорого оформить ИП, как его содержать. Вот и закрывают ИП российские граждане с болью в душе, с обидой, с недоверием к власти. А те, у кого осталась еще надежда, выходят на сайт «ОПОРЫ РОССИИ» и ставят свои подписи под обращением к правительству  о необходимости пересмотра решения о повышении страховых взносов в Пенсионный фонд РФ в 2 раза. На 19 марта их было 72 431. К сожалению, маловато верящих в возможность перемен. Но если недоверие малого бизнеса никого не волнует, то стоит серьезно задуматься об экономических последствиях. По-моему, они будут в перспективе более серьезными, чем последствия кипрского прецедента. На малом бизнесе экономика больших стран держится, а не на выведенных в офшорную зону миллиардах.